ENG
9 сентября 2014

В Москву, в Москву…

Анна Никс | Газета «Ульяновская правда»

Театральный фестиваль «Золотая маска» начался в Ульяновске постановкой Чехова. Классическая постановка по не менее классической пьесе Чехова «Три сестры» необычна - так нам обещают многочисленные рецензии видевших ее критиков. Исходя из того, что показали корреспондентам на ульяновской презентации, осмелюсь утверждать, что она как раз совершенно классическая, а уж хорошо это или плохо - решать зрителям.

Весьма условные декорации, опять же классические образы и костюмы. Простой деревянный фасад двухэтажного дома и такое же деревянное крыльцо, спускающееся со сцены в зрительный зал. Спектакль не становится от этого хуже или лучше - он такой, каким его выстроил режиссер Малого драматического театра Лев Додин. Классику, наверное, и надо ставить. Классически. Одиннадцать лет три сестры - Ольга, Маша и Ирина - живут в провинциальном небольшом городке и практически единственное их желание - уехать в Москву. Чехов всегда был и будет необыкновенно современен - чем не заветное желание для молодежи нынешней России? Но, как опять же у Чехова, ни к каким практическим действиям это желание не сводится - одни мечтания на ступеньках сцены, которые в спектакле изображают крыльцо дома. Действо начинается с празднования дня рождения самой младшей сестры, Ирины. Ей исполняется двадцать лет.

- Эти двадцать лет вовсе не такие уж веселые, - говорит исполнительница роли Ирины Елизавета Боярская. - По тем временам до двадцати лет не выйти замуж - практически трагедия. Но, наверное, даже если бы они добрались до Москвы, вряд ли что-то в их судьбе изменилось бы.

По словам Елизаветы, она сначала мечтала о роли Маши - роли драматической, состоящей из целого сплетения любовных связей. Но сейчас роль Ирины - одна из самых любимых в ее репертуаре.

- В роли Ирины мне довелось первый раз прикоснуться к миру Чехова, и, конечно, это было прекрасно. Я почти десять лет в Малом драматическом театре, но Ирина - это своеобразная «отправная точка», одна из моих первых серьезных актерских работ. Она совсем не такая, как ее принято хрестоматийно понимать у Чехова, особенно в первом акте - в белом платье, единственная веселая, непосредственная, принимающая день сегодняшний с улыбкой. Но как можно это делать, если надежды сестер с каждым днем угасают? Ирина - не воздушная девица в белом платье, а понимающая, что ей исполняется двадцать лет и она потихоньку превращается в Ольгу, у которой в жизни уже вряд ли что-то случится.

По словам исполнителя роли Тузенбаха, актера Сергея Курышева, классика тем и интересна, что проявляет проблемы, которые не меняются с течением времени.

Любовный треугольник между Машей, которую играет Елизавета Калинина, ее мужем Кулыгиным и подполковником Вершининым - тоже классический вариант развития сюжета. Вершинин женат, но, как и Маша со своим мужем, несчас-тен в браке. Между Вершининым и Машей сразу вспыхивает взаимное чувство, и в конце, когда солдаты уходят из города, они сливаются в таком страстном поцелуе, что их приходится разнимать. Кулыгин же, зная про эту связь, старается ее не замечать и радуется отъезду военных в надежде снова зажить по-прежнему.

Пьеса завершается уходом полка из города под музыку военного оркестра и словами Ольги: «Музыка играет так весело, бодро, и хочется жить! Пройдет время, и мы уйдем навеки, нас забудут, забудут наши лица, голоса и сколько нас было, но страдания наши перейдут в радость для тех, кто будет жить после нас, счастье и мир настанут на земле, и помянут добрым словом и благословят тех, кто живет теперь. О, милые сестры, жизнь наша еще не кончена. Будем жить! Музыка играет так весело, так радостно, и, кажется, еще немного, и мы узнаем, зачем мы живем, зачем страдаем… Если бы знать, если бы знать!».



оригинальный адрес статьи

Пресса