ENG
15 июня 2016

«Пьяные банкиры» из БДТ довели воронежцев до просветления

Татьяна Ткачева | «Российская газета. Воронеж»

Как жить в мире с собой, не врать и не бояться, объяснили в Воронеже "Пьяные" из Большого драматического театра имени Товстоногова. Спектакль Андрея Могучего, получивший в этом году "Золотую маску", показали на Платоновском фестивале.

Худрук БДТ, известный своей любовью к современной драматургии, поставил пьесу Ивана Вырыпаева - автора модного и неоднозначного. В последних текстах Вырыпаев искренне говорит о правильных вещах в лоб, изводя на философские рассуждения километры слов. Слов, которые сегодня так мало стоят. Возможно, поэтому в пьесах одни и те же фразы-мысли повторяются десятки раз.

По цензурным соображениям матерную брань из "Пьяных" исключили. Экспресии поубавилось. По ходу действия звучит нудная "мантра любви и нежности, уравнивающая неравное". Для части зрителей эффект обратный. Судя по отзывам, не все в принципе были готовы уравнять в сознании высокую правду и низкий язык (по сути, Евангелие в переводе на "русский пьяный"). Так еще и поверить в "любовь и нежность" было сложно.

Вырыпаев исходил из того, что человек прямоходящий не бывает честен и открыт. Стоит ему выпить - как хочется исповедоваться, просить прощения и любить весь мир всеми доступными способами. Отсюда образ опьянения, которую раскрывает эпиграф из Омара Хайяма.

- Главная тема пьесы - любовь. Любовь к божественному в человеческой природе. Опьянение здесь не носит бытовой окраски, его нельзя понимать буквально - это метафора просветления, ощущение подлинного течения жизни, любви, чуда, происходящего прямо сейчас… - пояснил режиссер Андрей Могучий.

Герои (их четыре группы) однажды вечером нарезались, потрепались каждый о своем, потом разошлись по городу и, трезвея, образовали новые комбинации. Порассуждали о Божественном, внезапно достигли просветления и обещали начать новую жизнь. Жизнь, где надо отдавать все, что тебе не принадлежит. Где надо любить всех, даже тех, кто лежит в луже и хочет блевать. Где каждый человек есть Бог, только говорит Он в основном через пьяных. В финале девушка, которую случайный знакомый наставил на путь истинный, а потом едва не придушил, вдруг прозревает в нем Иисуса Христа и получает из-под колосников ответ: "Да, это Я".

Вот, собственно, и все - за вычетом прописных истин вроде "надо слышать шепот Господа в своем сердце", "Бог есть любовь", "уныние это грех", "мертвые живы" и "свобода в том, чтобы отдавать себя".

"Пьяные" в БДТ, поставленные профессионально и изобретательно, местами похожи на индийскую мелодраму. Имея совершенно барочное количество одинаковых реплик, артисты (заслуженные, народные, подающие надежды) с удовольствием и выдумкой обыгрывают их, забавно кувыркаются в ролях. В прямом и переносном смысле: сценограф Александр Шишкин устроил на сцене-пандусе что-то вроде ринга с мягкими матами, в которых лицедеи увязают, выполняя почти цирковые трюки.

Человек упал лицом в грязь, пьяный клерк собрался жениться на первой встречной, проститутка по утрам, возвращаясь с работы, "слышит шепот Господа в своем сердце" - в спектакле есть эпизоды, где зал взрывается хохотом, как в комедийном сериале. Когда герои по очереди делают религиозные каминг-ауты ("я, 35-летний менеджер пиар-технологий, слышу шепот…") - хочется думать, что это стеб. Но, похоже, все серьезно.

Персонажи повторяют случайные фразы из некоего иранского фильма, в которых им открывается бездна смыслов. Примерно так же ведет себя на "Пьяных" неискушенный зритель.

Прямая речь

Андрей Могучий, худрук БДТ:

- Мне важно, чтобы в нашем театре шла современная драматургия - и именно для массовой аудитории. Я люблю тексты Вырыпаева, и именно "Пьяных" хотелось вынести на большую сцену. Ваня рассказывал, как однажды в московской бане услышал разговор двух подвыпивших бизнесменов. Они обсуждали только что вышедший "Аватар": "Слушай, ведь мы и природа - одно целое!" То есть Дэвид Кэмерон объяснил миллионам людей то, что многословно описывают философы-постмодернисты для горстки читателей. Вот и мне было важно, чтобы залы наполнялись, люди спорили о спектакле и какое-то время жили с ним в душе.

Ваня сам читал нам пьесу и потом сказал: "Что-то мат здесь трудно произносить, может, он и не нужен?" А там и постановление правительства подоспело, вынудив нас убрать всю ненормативную брань. Конечно, у нас были опасения. Если у художника их нет, то незачем и браться за работу вообще. Трепет перед провалом дает подлинную мотивацию. Мы бы и не начали "Пьяных", если б не были уверены в своей искренности. У нас не было задачи удивить, эпатировать, ошарашить. Хотелось высказать то, что болит. И постараться быть услышанными. К моей радости и удивлению, публика приняла спектакль как подлинный.

Анатолий Петров, заслуженный артист РФ:

- Пьянство в спектакле - не более чем метафора. Мы живем в защищенном мире и редко открываемся. А пьянство рождает откровенность. Режиссер целый год проверял эту пьесу на артистах БДТ, в том числе 70-летних. Мы ее просто читали вместе, а он думал, надо ставить или нет. Труппе текст понравился (тогда он еще не был лишен матерных слов. - "РГ")… Некоторые люди после спектакля "Пьяные" признаются, что благодаря ему увидели "маяк". То есть они плавали-плавали и вот увидели свет… Ваня Вырыпаев - это Чехов наших дней.

Василий Реутов, заслуженный артист РФ:

- Мне сразу показалось, что это очень хороший текст, гомерически смешной. На первой читке я в него просто влюбился. Там все узнаваемо, все про нас. До нас пьесу ставили лишь дважды, она не затерта - можно играть безо всяких интерпретаций. И наслаждаться. Единственное - по-моему, текст без мата стал немного ненастоящим.



оригинальный адрес статьи

Пресса