ENG
26 мая 2017

«Золотая Маска»: Сто пудов злой любви

Лиза Лизина | Интернет-издание «Коммерческие вести»

Режиссер Евгений МАРЧЕЛЛИ представил на сцене Омской драмы чеховскую «Чайку»

Спектакль «Чайка. Эскиз» Российского государственного академического театра драмы им. Ф. Волкова претендовал на «Золотую маску» в нескольких номинациях, в том числе как спектакль большой формы. И в самом деле — большой, три часа продолжительностью. Евгений МАРЧЕЛЛИ выведет героев в просцениум, где они большей частью и пребудут. Там, да еще в зрительном зале.

Вот, Илья Афанасьевич Шамраев (Константин СИЛАКОВ). Поручик в отставке, управляющий. Сомнительный тип, прилипала, и возле Ирины Николаевны трется. «Не изволите ли также знать, где теперь комик Чадин, Павел Семеныч? В Расплюеве был неподражаем, лучше Садовского, клянусь вам, многоуважаемая. Где он теперь?» Многоуважаемая только что в лоб его не стукнет, а могла бы: «Вы всё спрашиваете про каких-то допотопных. Откуда я знаю!»

А вот брат Ирины Николаевны — хочется Петей назвать, но старый, засыпает на ходу. Петр Николаевич Сорин (Владимир МАЙЗИНГЕР) двадцать восемь лет отслужил по судебному ведомству, херес пьет, сигары курит и малолетку Заречную украдкой оглаживает. К слову сказать, действие происходит в соринской усадьбе. Соринскую пенсию управляющий тратит на хозяйство, однако, дохода нет. Еще и ревматизм беднягу замучил.

Или фатоватый Дорн (Евгений МУНДУМ), даром, что доктор, но своим прямым делом не занимается, а страждущего Сорина отсылает к валериановым каплям. По ходу пьесы успеет в Париж съездить. На какие доходы, интересно? Его только что не насилует шамраевская жена Полина Андреевна (Светлана СПИРИДОНОВА). Особа на редкость несуразная, но любит и страдает. В пьесе Полина Андреевна для Ирины Николаевны гостинец припасет: «Вот вам слив на дорогу...» В спектакле сливы станут краснощекими яблоками.

Да что сливы — все там будет яркое, броское и преувеличенное. Шамраевская дочь Маша тоже любит. Так любит, что постель стелит для Константина и той, другой.«Отчего вы всегда ходите в черном?» — поинтересуется будущий ее муж Медведенко. «Это траур по моей жизни. Я несчастна», — ответит Маша и мимоходом отравит ему жизнь. Антон Чехов говорил, что в «Чайке» пять пудов любви. В этом спектакле — сто пудов. И любят-то все азартно, зло и безнадежно, будто приговоренные. Вот такие здесь «люди, львы, орлы и куропатки...».

Вот прима, сорокатрехлетняя Ирина Аркадина, по мужу Треплева: гордая стать и щучья улыбка. Свой ареал стережет неотступно. Любовнику, беллетристу Тригорину (Николай Шрайбер) в порыве собственнического восторга только что голову не оторвет. Сыну рану возьмется перевязывать, разве что не придушит. Анастасия СВЕТЛОВА в роли Ирины Николаевны мощным темпераментом все вокруг запросто подавляет. Однако, на любого зверя есть ружье.

Это только мужчины здесь бесхребетны, зато женщины — ого! «Я — чайка. Нет, не то... Помните, вы подстрелили чайку? Случайно пришел человек, увидел и от нечего делать погубил... Сюжет для небольшого рассказа...» Не будет никакого сентиментального сюжета, но чайка будет: юная Нина Заречная (Юлия Хлынова) — жесткая, энергичная, в себе уверенная. Еще вопрос, кто кого губит. Да и не чайка она, а молодая кукушка, которая, как известно, старую перекукует. Перед ее подростковыми прелестями спасует едва ли не все мужское население, не один только увядающий красавец-писатель. И даже простодушная Аркадина со временем сообразит, что еще легко отделалась. Впрочем, режиссеру крикливая чайка-кукушка скоро надоест: к финалу он ее раздвоит, расстроит, как бедную Хари из «Соляриса», и запустит. Куда? Какая разница — куда-нибудь.

Все так, но вот Константин Гаврилович Треплев (Даниил Баранов) покоя не дает... Прав будет Дорн. Слишком чувствительный окажется мальчишечка, маменькин сынок. Какой из него Гаврилович? Про новые формы рассуждает, в обносках ходит, Нину любит и со второго раза все-таки застрелится. И это окажется единственный здесь мужской поступок.



оригинальный адрес статьи

Пресса