ENG
5 мая 2019

Ингеборга Дапкунайте: «Сейчас я буду признаваться в любви к одному человеку из Омска»

Дарья Федосеева | Интернет-портал «om1.ru»

Актриса с незабываемой улыбкой пришла на творческую встречу со зрителями после показа спектакля «Идиот».
Для Ингеборги Дапкунайте Омск теперь стал не просто точкой на карте. Режиссёр парадоксально сложного, но, бесспорно, яркого и запоминающегося спектакля «Идиот», в котором актриса сыграла главную роль, родом из Омска.

Ингеборга Дапкунайте, актриса:
— Я невероятно счастлива и горжусь! Сейчас я буду признаваться в любви к одному человеку из Омска. Так получилось, что это первая работа, которую мы с ним сделали. Репетиции шли неровно, мягко говоря, но я надеюсь, что это было только начало нашей любви. Максим не только талантливейший режиссёр, но он невероятно добрый, чувствительный и любящий парень. Работать с ним — счастье. То, что он из Омска, а мы сейчас здесь, — прекрасное совпадение и прекрасное завершение пути, к которому мы столько шли от премьеры.

Всемирно известный текст Достоевского Максим Диденко решил поставить в жанре чёрной клоунады.

Максим Диденко, режиссёр спектакля «Идиот»:
— Там, как мне кажется, есть классические дельартовские амплуа: Пьеро, Коломбина и Арлекин. Это канонический треугольник, который прекрасно разыгрывается в жанре клоунады. И там все страсти достаточно гиперболизированы, что для клоунады весьма хорошая почва.
Как мне кажется, клоунада, как и искусство, исследует границы всего, только в гиперболизированном виде: границы человеческих возможностей, конфликтов, состояний. Это может быть не обязательно что-то смешное, но и жёсткое, провокативное и лирическое, конечно, тоже.

Как признаётся сам режиссёр, воплотить в жизнь эту идею оказалось непросто.

Максим Диденко, режиссёр спектакля «Идиот»:
— Когда я всё это начинал, с трудом представлял, как я буду это делать. Несколько дней мы просто импровизировали, ребята менялись ролями. Но я прикинул: если у меня трое мужиков и Ингеборга, то она может сыграть только князя Мышкина. Вообще, изначально я хотел позвать только мужчин, потому что был уверен, что в жанре клоунады мужчины более объёмны, чем женщины. Есть редкие исключения среди женщин, которые могут быть смешными, вот Ингеборга — одна из них.

В итоге только роль брутального Рогожина досталась мужчине. Всем другим актёрам, занятым в спектакле, пришлось кардинально перевоплотиться.

Артём Тульчинский, исполнитель роли Аглаи:
— Когда принесли первое платьишко, я понял, что не смогу это делать. Это не смешно. Это ужасно совсем. Стыдно. И мама придёт на премьеру. Невозможно никак. А потом я просто шёл от себя: я смотрю в зеркало, и с этим гримом, с эти платьем получилась некрасивая женщина. Она мужеподобная. Она полновата, будем честны. Она не та, что нравится всем мужчинам. У неё нет возможности очаровать мужчину какими-то прямыми ходами. Но она добра. Значит, это нужно играть как манифест некрасивой, доброй женщине. Она полна любви и к себе, и к князю. Когда я это понял, это начало собираться в не в образ пошлого мужика, который на сцену в платье вышел, а в исследование природы вот такой женщины.

В первые минуты кажется, что это пародия, фарс, актёры просто дурачатся, но потом за шуткой начинает проступать нечто большее, а привычные вещи обретают новый смысл. Так, за женской ранимостью может быть скрыта стальная мужская воля.

Роман Шаляпин, исполнитель роли Настасьи Филипповны:
— Я к любой роли отношусь серьёзно ещё со времён ТЮЗа: когда я играл заднюю часть собаки, я относился к этому серьёзно. Мне за это платят деньги, зритель на это смотрит, как к этому можно относиться несерьёзно? Но с долей актёрского юмора, потому что спектакль довольно мрачный, но внутри свет, получается такой божественный Инь и Ян, который идёт от нас к зрителям. Спектакль очень непростой. Здесь такой тонкий лёд, потому что у всех своё восприятие Достоевского, а тут им дают совершенно другую форму: мужчины играют женщин, женщина — мужчину. Зритель не подготовлен, и мне каждый раз радостно встречаться с этой неподготовленностью.

Большую часть сценического времени герои не разговаривают, а, как это положено клоунам, просто издают смешные и странные звуки. Князь Мышкин в исполнении Ингеборги Дапкунайте пищит на невероятно высоком, просто заоблачном регистре. Но у каждого из них есть один небольшой монолог, его они произносят совершенно иначе. И он раскрывает самую суть роли.

Ингеборга Дапкунайте, актриса:
— У князя Мышкина нет ни мужского, ни женского начала, поэтому я заговорила на очень высоком регистре. И Максим ко мне пришёл и говорит: «Тебе нельзя его терять». Потому что, как только он становится чуть-чуть ниже, я становлюсь женщиной, а если он совсем высокий, то это бесполое создание. Но это не значит, что он лишён любви, напротив, он любит всех, кто встречается на его пути: и Рогожина, и Настасью Филипповну, и Аглаю. И он хочет, чтобы у всех было всё хорошо. Это суть моей роли.
Это даже не мужское начало, а начало невинности, чистоты восприятия мира. Это ближе к младенцу. Я признаюсь, что в какой-то момент у меня появился ребёнок. И вдруг я поняла, что всё, что я делаю в «Идиоте», имеет отношение к тому, что делает он. Он не женского рода. И роль моя стала дополняться какими-то важными вещами, например, непосредственным восприятием мира. А мужская роль у меня была в другом спектакле, у меня там был приклеен мужской член. И вот там я о мужчинах узнала больше.

На все вопросы зрителей актёры ответили сразу после спектакля. Такие творческие встречи ещё недавно проводились почти после каждой премьеры во многих театрах страны. Сейчас этот жанр общения почти ушёл в прошлое. Фестиваль «Золотая маска» в этом плане — редкое исключение. Помимо обсуждений, в Омске пройдёт ещё целая серия лекций, вход на них свободный. Полную программу мероприятий можно посмотреть здесь.



оригинальный адрес статьи

Пресса