Гектор Берлиоз

Осуждение Фауста

Театр оперы и балета, Астрахань

драматическая легенда в 4-х частях

Либретто: Гектор Берлиоз и Альмир Гандоньер по трагедии Иоганна Вольфганга Гете «Фауст» в переводе Жерара де Нерваля

Музыкальный руководитель и дирижер: Валерий Воронин
Режиссер: Константин Балакин
Художник: Елена Вершинина
Хормейстер: Галина Дунчева
Балетмейстер: Анна Дмитриенко
Художник по свету: Ирина Вторникова

Артисты: Дмитрий Кондратьев, Елена Разгуляева, Вадим Шишкин, Иван Михайлов

Исполняется на французском языке с русскими титрами

Продолжительность 2 ч. 35 мин.

С того времени, как Берлиоз написал «Осуждение Фауста», прошло 170 лет. В Европе это произведение ставится на сцене, но в России до сих пор знали только концертное исполнение. Мы – первый российский театр, который осуществляет сценическую постановку. Но стать первыми – не самоцель.
Шесть или семь лет назад, еще до Астрахани, Константин Балакин предложил мне подумать об «Осуждении Фауста». Конечно, исключительно интересно обратиться к глубочайшей философской теме «Фауста», перед проблемами которой мы – крохотные песчинки.
Эта партитура необычна во всем, в том числе и в жанровом отношении. Это синтез оперы, оратории, балета, симфонии. Не случайно композитор дал своему «Осуждению Фауста» неожиданное для музыкального театра определение жанра «драматическая легенда». Берлиоз был большим мастером инструментовки, и, конечно, в его музыке есть настоящие исполнительские сложности. Но у нас опытный и технически подготовленный оркестр. Наши музыканты с увлечением преодолевают непривычное формообразование и фантасмагоричность этой красивой, страстной, величественной и лиричной музыки. Наша общая задача – сделать это произведение захватывающим в музыкальном и сценическом отношениях, сделать так, чтобы первый в России зритель берлиозовского «Осуждения Фауста» воспринял его с первого раза.
«Фауст» Гете написан много лет назад. Но перед человеком по-прежнему стоит проблема выбора между Добром и Злом. И если бы меня спросили, о чем наш спектакль – о Человеке или о вселенских проблемах? – я бы ответил: о человеке в центре вселенских проблем.

Валерий Воронин


Величайшая книга Гете впитала в себя огромный культурный опыт человечества. Берлиоз языком музыки – самого условного и в то же время самого открытого человеческому сердцу искусства, дал «Фаусту» потрясающее по силе воздействия эмоциональное звучание. В нашем спектакле мы стремимся к этому эмоциональному воздействию на слушателя и зрителя, используя современные технологии и сценические законы средневековой мистерии. «Осуждение Фауста», как ни один другой шедевр, будоражит воображение и рождает несметное множество ассоциаций. Нам пришлось даже ограничивать себя, чтобы спектакль не превратился в историю искусств, но провоцировал зрителей к собственным аллюзиям, идущим из ассоциативной памяти. Современному образованному читателю непросто читать «Фауста» без комментария. Берлиоз в своем «Осуждении» на многое только намекнул. Мы сознательно избегали труднообъяснимых символов в спектакле и, если пробудили желание взять с полки эту поистине великую книгу, чтобы перечитать и задать себе вопросы – мы приблизились к цели.

Константин Балакин


Музыка Берлиоза все время разная, как море… Так в нашем спектакле возникло «море книг», над которым, словно миражи, поднимаются образы. Мы с режиссером взяли для спектакля те произведения мирового искусства, которые наиболее точно отражают эмоциональное состояние этого безграничного «моря»: «Остров мертвых» А. Беклина, «Узы союза» М. Эшера, «Блаженные» И. Босха. Ликующее человечество, смертоносная война, фантастические розы и видение Маргариты, вихрь огненных лошадиных грив с демонами и духами ада. Граница перехода от вымысла к реальности и от реальности к вымыслу в этих миражах незаметна, как незаметна она и для художника, творящего новое пространство.

Елена Вершинина


Задача оказалась не простой и почти уникальной: создать на сцене картину целого мира, окрашенную эмоциональным и психологическим состоянием героев. Воздух, принимая на себя свет, должен буквально «зазвучать» вместе с музыкой, окутывая завесой тайны происходящее на сцене. Только тогда возникнет особая глубина, новое измерение; только тогда станет возможным эффект, который сделает незаметным переход от декораций к экранам, позволит им слиться в единое художественное целое.

Ирина Вторникова


Постановка оперы «Осуждение Фауста», которой не было в России 169 лет, то есть никогда, необъяснимым образом состоялась сразу в двух театрах за сезон. Причем Астрахань на несколько месяцев опередила Большой, так что честь российской премьеры останется на ее счету. Ключ к пониманию этого спектакля в том, что «Осуждение» – не совсем опера, по крайней мере, в системе координат XIX века. Это вокально-инструментальное полотно, которое состоит из протяженных звуковых массивов, скорее погружающих в мир гетевской трагедии, чем дающих ответы на вопросы, кто кого любил, почему погиб и когда взял верхнюю ноту. Режиссер Константин Балакин почувствовал «неформатность» материала и выразил ее в сценическом парадоксе. С одной стороны – новые театральные и визуальные технологии, которые лучше один раз увидеть. С другой – предельная статичность: хор, миманс и балет (вместе –главное действующее лицо спектакля) в каждой сцене монотонно повторяют простые действия, незаметно затягивая нас в состояние рефлексии либо медитации – кому что дано. Балакин поставил «Осуждение Фауста» так, как принято ставить оперы композиторов-минималистов, и тем самым неожиданно вскрыл важный, если не ключевой, пласт драматургии Берлиоза.

Ярослав Тимофеев

На странице спектакля использованы фотографии Максима Коротченко и Марии Морозовой

Перейти на полную версию

АНО "Фестиваль "Золотая маска" / тел.: +7(499) 951 01 51 / факс: +7 (499) 951 01 56