Сергей Прокофьев

Ромео и Джульетта

Театр оперы и балета, Екатеринбург

балет в 3-х действиях
по одноименной трагедии Уильяма Шекспира

Хореограф: Вячеслав Самодуров
Дирижер: Павел Клиничев
Художник: Энтони Макилуэйн
Художник по костюмам: Ирэна Белоусова
Художник по свету: Саймон Беннисон

Артисты: Екатерина Сапогова, Александр Меркушев, Игорь Булыцын, Глеб Сагеев, Сергей Кращенко, Виктор Механошин, Анастасия Багаева, Надежда Шамшурина, Карина Рафальсон, Андрей Вешкурцев, Степан Косыгин, Михаил Рафальсон, Елена Сафонова, Иван Собровин, Олеся Мамылова, Анастасия Ракитина, Вероника Селиванова, Мики Нисигути, Кюнсун Пак, Ксения Панова, Томоха Терада, Алексей Селиверстов

Продолжительность 2 ч. 40 мин.

Когда я думал о постановке «Ромео…», мне нужно было решить, будет ли она «про вчера» или «про завтра». В этом смысле театр – универсальная платформа, где смыслы свободно фланируют между прошлым и настоящим. Слова самого Шекспира: «Весь мир театр, а люди в нем – актеры» – это такая всеобъемлющая модель. Ее-то мне и хотелось показать. А чтобы немного сбить пафос, свойственный прочтению в балете этого произведения, я пришел к мысли вынуть историю из контекста времени и пространства и представить ее в форме репетиции в театре «Глобус».

Вячеслав Самодуров


Что такое любовь? Веками люди ищут ответ на этот вопрос, пытаясь постичь то, что невозможно объяснить словами. Наверное, поэтому история Ромео и Джульетты, воспетая многими художниками, поэтами, музыкантами и режиссерами, притягивает и манит всех, кто хочет хотя бы на мгновение погрузиться в этот мир страстей и безумия.

Павел Клиничев


Создавая декорации, мы постарались добавить в них динамики. Они опасным образом наклонены назад – так мы еще больше придаем напряжения происходящему, подчеркиваем нестабильность ситуации. Впечатление, что сцена вот-вот рухнет, становится отличной аллегорией того, что семьи Монтекки и Капулетти не так уж прочны, стабильны и влиятельны, как они сами о себе думают. При этом мы изменили цвет в оригинале коричневой конструкции театра «Глобус» и придали ей модный оттенок «красного Феррари» – так она стала смотреться более современно.

Энтони Макилуэйн


Представить себе историю Ромео и Джульетты вне контекста средневековой Италии практически невозможно. Эта история пронизана духом эпохи Возрождения. Поэтому в костюмы интегрированы сюжеты из полотен художников Ренессанса: Мазаччо, Боттичелли. Это очень яркие и узнаваемые образы. В кульминационной части спектакля все элементы складываются в гармоничную картинку, созданную из золотого, красного, желтого, зеленого цветов, столь характерных для ренессансной живописи.

Ирэна Белоусова


«Ромео и Джульетта» – одна из первых встреч Самодурова с полнометражным балетом. Кажется, в танцевальном мире нет ни одного заметного постановщика, не попытавшегося предложить свое прочтение партитуры Прокофьева, что почти не оставляет надежды на новые открытия. Это в значительной мере определило подход Самодурова: никаких революций он не декларировал, но не стал и биться над тем, чтобы тщательно изложить суть средневековой истории – странно делать вид, что в наши дни даже случайный зритель может не знать шекспировский сюжет. Хореограф вообще отказался от реконструкций ренессансных реалий в прокофьевских ритмах.

газета «Ведомости»


Посвященный 125-летию Сергея Прокофьева и 400-летию со дня смерти Уильяма Шекспира спектакль соединяет эпохи. Уйдя в своей самобытной версии и от формата драматического балета, и от современного радикализма, Вячеслав Самодуров с изобретательностью демонстрирует, что преданность петербургской классической школе не мешает актуализации танцевального языка. Юные влюбленные архетипичны, но в то же время абсолютно реальны, понятны нынешним своим ровесникам. В их дуэтах органично сочетаются открытая подростковая чувственность и неханжеское целомудрие. Художник Ирэна Белоусова нафантазировала костюмы понемногу из всех времен, а сценограф Энтони Макилуэйн создал образ лондонского театра «Глобус», где «печальная повесть» Шекспира была сыграна впервые. Но дело не в исторических аллюзиях. Если и враждуют в екатеринбургском спектакле Монтекки и Капулетти, не в этом глубинная причина трагедии. «Благородные» семейства, на самом деле, живут по одним законам – прагматичным, убивающим чувство и жизнь. Во все времена.

Наталия Звенигородская


На странице использованы фотографии Елены Леховой и Татьяны Андреевой

Перейти на полную версию

АНО "Фестиваль "Золотая маска" / тел.: +7(499) 951 01 51 / факс: +7 (499) 951 01 56