Антон Чехов

Дядя Ваня

Камерный театр, Воронеж
номинация
программка
 
Мне кажется, я к этому «Дяде Ване» готовился всю жизнь. Всегда испытывал к чеховским пьесам сильнейшую тягу и всегда казалось, что ещё не готов, что не хватает нужных актеров, что не преодолеть груза всех виданных-перевиданных постановок, в том числе великих.
Поскольку именно на Чехове в основном проходила наша учеба у Марии Осиповны Кнебель, взяться за него всегда значило – держать профессиональный экзамен перед Мастером. Ну и как-то робел, откладывал, оттягивал. Поэтому, наверное, что-то прозевал, прошляпил.
Какое же счастье работать с такой пьесой! Может, и вовремя все происходит! Я теперь очень хорошо понимаю и Астрова, и Войницкого, и Серебрякова. Я теперь точно знаю, что мне и моим актерам есть чем наполнить чеховских персонажей. Потому что это наши родители и мы сами, наши дети и наши близкие. Текст не то что не затёрт, а шокирующе свеж и современен. Не нужно ему «отдыхать» от постоянных попыток современного театра вчитаться в него заново. Эта штука прошибает покруче вербатимов, перформансов и бродилок.


Михаил Бычков

Михаил Бычков преинтереснейшим образом повернул в обратную сторону линейку привычных рассуждений и пошел не в Вампилова через Чехова (что хрестоматийно привычно), а в Чехова через Вампилова, увидев в героях «Дяди Вани» людей нам знакомых, близких, провинциально-советских, узнаваемо зажатых, нравственных, застенчивых, пьющих для храбрости и «от нервов» по всякому поводу и переживанию.
Но меньше всего в этом прекрасном спектакле обращаешь внимание на внешний концептуализм, которым Бычков, кстати, всегда силен. И больше всего наслаждаешься живым, подробным, мотивированным течением густой сценической жизни, самым что ни на есть психологическим, атмосферным театром.
Вообще смысл спектакля в том, кто как взглянул на другого, как промолчал – не промолчал…
В финале под песенку Красной Шапочки, напялив красный берет, Соня будет истово отплясывать перед оставшимися обитателями усадьбы, пытаясь рассмешить, развеселить всех. Потому что правда – надо жить! И они будут жить. Как всегда. Не лучше, но и не хуже. Обычно. Так же, как жили прошлым летом, как позапрошлым… «Есть только миг между прошлым и будущим». Труба в спектакле не раз протрубит эту музыкальную фразу. Два часа живой жизни этого «Дяди Вани» – между собственным прошлым и будущим – разве это не тот миг, за который можно держаться?

«Петербургский театральный журнал», блог
Михаил Бычков сумел восстановить живой ток кровной связи с чудаками Чехова, затертыми в провинциальную глушь средней полосы России. Войницевка на сцене Камерного театра – типичная, средней руки советская дача 70-х годов ХХ века с железным рукомойником и душем на участке. И выясняется, что мечты о любви и лучшей доле, провинциальная засасывающая тоска, наконец, сам строй души и мысли чеховских героев – все это живо, захватывает и мучит.

газета «Новые известия»


Елена Андреевна походит на манекенщицу из журнала мод и сводит всех с ума расчетливой истомой. Трудящиеся мужчины побросали все свои дела, чтобы ходить за ней хвостом, пытаясь отбить у старого мужа. Угловатая Соня ищет умиротворения в «Беловежской пуще». Она похожа на Елену Андреевну в юности, но уже никогда ею не станет: молодость ее отцветает, как отцветает лето в ее деревне. «Дядя Ваня» – печальная, тонкая работа Михаила Бычкова в эстетике поздних советских лет. Чеховское время опрокинуто в конкретно-историческое и звучит как пророчество про наши дни: после короткой «оттепели» наступает время «утиной охоты» и «осеннего марафона». «Если долго, долго, долго…» – несется из радиолы.
Воронежский Камерный – театр, каким он должен быть. И каких днем с огнем не найти. Современный кирпичный дом на пятачке земли вмещает массу функций. Создатель его Михаил Бычков – один из лучших режиссеров страны. Труппа – опытные профессионалы, афиша – золотая коллекция. В кафе, кстати, гениально готовят утку. Летом к ним на «Платоновский фестиваль» со всей страны ездят смотреть европейские спектакли. Бычкова тоже нужно смотреть дома. Но уж тем более Бычкова нужно смотреть, если его везут в Москву.

Елена Ковальская


На странице использованы фотографии Алексея Бычкова

Номинации на Премию «Золотая Маска» 2017г. - «Лучший спектакль в драме, малая форма», «Лучшая работа режиссера», «Лучшая работа художника»,
«Лучшая работа художника по свету», «Лучшая женская роль» (Татьяна Бабенкова), «Лучшая мужская роль» (Андрей Новиков, Камиль Тукаев)
сцены из деревенской жизни

Режиссер, художник по костюмам: Михаил Бычков
Художник: Николай Симонов
Художник по свету: Евгений Ганзбург
Звукорежиссер: Владислав Толецкий

Артисты: Юрий Овчинников, Татьяна Бабенкова, Надежда Азоркина-Васильева, Татьяна Сезоненко, Камиль Тукаев, Андрей Новиков, Андрей Мирошников, Татьяна Чернявская, Александр Габура

Продолжительность 2 ч.30 мин.
Возрастная категория 16+