ENG
Нана Гринштейн

Мельников. Документальная опера

Музей архитектуры им. А.В. Щусева, Москва
номинация
программка
 
«Мельников. Документальная опера» – работа, до сих пор волнующая меня по нескольким причинам. Мы имели дело с грандиозным и до той поры недоступным, неопубликованным, эго-документом – дневником архитектора Константина Мельникова, который для многих в мире главное лицо и имя «советского авангарда». Планида же его – горькое и несправедливое отлучение большого художника от дела его жизни. Стиль его письма простодушный и искренний, характер – то сомневающийся, то заносчивый и самодовольный, отношения с архитектурой – таинственные. Пьеса, собранная не только из дневниковых записей Мельникова, но и писем, материалов прессы, воспоминаний, сложилась в особенное, внежанровое произведение. Среди действующих лиц пьесы: Хор «молодцов» – так сам Мельников называл своих доброжелателей, и Хор «сволочей» – так он именовал завистников и хулителей своего творчества. Решение пригласить в команду композитора было вполне естественным. Музыка в спектакле не оформительский или иллюстративный элемент, а действующее лицо. Она и пророчествует, и комментирует, и оплакивает. Она – «хор» в самом первоначальном его назначении в театре. Она самостоятельна и подчас соревнуется с «нарративом» за первенство, преграждая ему путь к ушам зрителя.
Решение сделать спектакль «двухуровневым» стало ответом на наше желание «отдалить» от зрителя фигуру Мельникова, усилить временную и пространственную дистанцию, а не сократить ее. Благодаря этой буквальной, физической удаленности зрителя, устранению «сцены» в ее привычном понимании, зыбкой визуальности и подчас попросту «плохой видимости», мы не можем не чувствовать фрагментарность, недоступность, ускользающую природу не только человеческой судьбы, но и памяти о ней, казалось бы, навеки отлитой в том, что мы привыкли называть «документом».


Анастасия Патлай

Для написания партитуры музыкального слоя спектакля я выбрал ритмический узор окон на доме Мельникова. Непреднамеренные, но необходимые паузы в этом рисунке формируют экспрессию, выраженную уже в самом времени, по отношению к которому звук – просто способ его обнаружить, обозначить, сделать слышным. Неожиданно эта последовательность окон и пауз, разрывов между ними, перекликается с судьбой архитектора (или кажется мне перекликающейся). Этот слой –реквием по никому, на протяжении развертывания забирающий в свой ритм остальные слои спектакля.

Кирилл Широков


Анастасия Патлай, режиссер многих документальных спектаклей, драматург Нана Гринштейн и композитор Кирилл Широков создали документальную оперу по материалам личного архива архитектора Константина Мельникова. Значительная часть этих документов, никогда не публиковавшихся рукописей, писем и дневников, была впервые расшифрована драматургом и сотрудниками Музея архитектуры имени А.В. Щусева.
Когда встречаются музыка и архитектура, первое, что приходит на ум, это знаменитая фраза Гете: «Архитектура – это музыка, застывшая в камне». По словам Кирилла Широкова, для написания партитуры он выбрал ритмический узор окон дома Мельникова в Кривоарбатском переулке, памятника архитектуры советского авангарда. В 1927 году проект дома был оценен как смелый эксперимент по введению в практику новых архитектурных форм. Позже изменится время и отношение к авангардному искусству, великий русский архитектор подвергнется критике за «формализм» и на сорок лет будет лишен возможности работать. Документальная опера «Мельников» рассказывает про трагическую судьбу архитектора. Объемно-пространственная композиция спектакля множится и распадается на три голоса: Мельников-старик (Игорь Ясулович), Мельников-архитектор (Егор Морозов) и невидимый голос Мельников-сны (Тимофей Трибунцев). Дома, построенные архитекторами для своей семьи, – особый жанр в архитектуре: автор может позволить себе максимальную свободу формотворчества. Документальная опера – особый театральный жанр: перед авторами стоит задача найти не только музыкальное звучание голоса реального человека, его мироощущения, но и голос эпохи, дыхание времени.

Татьяна Круковская

Спектакль создан в рамках исследовательского и выставочно-театрального проекта Государственного музея Константина и Виктора Мельниковых по изучению и популяризации наследия архитектора.

На странице использованы фотографии Елены Сычевой и Шамиля Хасянзанова

  Номинации на Премию «Золотая Маска» 2019 г. – «Лучший спектакль в эксперименте», «Лучшая работа композитора» (Кирилл Широков)
Режиссер: Анастасия Патлай
Драматург: Нана Гринштейн
Композитор: Кирилл Широков
Художник: Яков Каждан
Видеохудожник: Михаил Заиканов
Художник по свету: Лена Перельман
Художник по движению: Татьяна Гордеева

Артисты: Игорь Ясулович, Егор Морозов, Елизавета Витковская

Ансамбль Театра голоса «Ла Гол»: Лера Борисова, Алексей Коханов, Сергей Морозов, Екатерина Палагина, Диляра Турянская

Голос: Тимофей Трибунцев

Продолжительность 1 ч. 40 мин.
Возрастная категория 12+