ENG

Проза

Электротеатр Станиславский, Москва
программка
 
Мне кажется, Мамлеев и Чехов очень близки, один продолжает другого. На мой взгляд, оба относятся к самым бескомпромиссным, жестким, в чем-то даже прямолинейным писателям в традиции русского реализма. Мы привыкли считать, что Чехов – это такой рафинированный русский интеллигент, но у него есть жесточайшие рассказы, он безжалостен к своим героям и к читателю.
Я трактую чеховского Егорушку и мамлеевского Ваню как одного человека. Мы застаем Егорушку в тот момент, когда он как бы покидает утробу матери – что-то такое покойное, умиротворенное, доброе и надежное, что казалось ему само собой разумеющимся. Но он попадает в мир людей, который, оказывается, устроен совсем по-другому. И пока он едет из своей деревни в город – якобы на воспитание, а скорее всего, батрачить, – природа фиксирует уход от материнского, от птичек, травинок и прочей благодати к страшной туче и грозе. А вот мамлеевский Ваня. Прошли годы, он сориентировался. Человек, лишенный любви (а у Мамлеева Ваня – сирота), становится уязвимым перед злом, точнее – перед манипуляциями, которые, как правило, являются продуктом зла. Но он понял на собственном опыте, как это все устроено, и победил этот страшный мир, став еще страшнее. По ходу рассказа он из жертвы манипуляций сам становится манипулятором.
Почему мне этот рассказ так дорог? Это довольно частная, семейная история. Но в ней столько пластов, и попробуй их раскрути. Собственно, поэтому я и вышел за рамки музыкальной партитуры.


Владимир Раннев, интервью интернет-изданию «Colta»

Раннев написал не просто музыку, он придумал театральный гезамткунстверк – хотя и совсем не такой, о каком мечтал Вагнер. Поющие Чехова артисты одновременно изображают персонажей рассказа Юрия Мамлеева «Жених» – советскую семью, усыновившую убийцу собственной дочери. Вместе с артистами театр создает видео – 80-минутный мультик-комикс, сделанный художником-иллюзионистом Мариной Алексеевой. Это тоже грандиозная ручная работа: весь текст рассказа изложен нарисованными титрами и сопровожден несусветным количеством движущихся картинок, в которых предстает убогий мир квартир, загсов, жэков, тюрем, столовок и траурных залов, что напоминает одновременно Илью Кабакова и Анну Фиброк, тогда как задник из постельного белья – секонд-хэнд Кристиана Болтански.
Истории, чеховская и мамлеевская, идут параллельно, соотносясь друг с другом только в сознании зрителя. В какой-то момент они так срастаются, что уже не понимаешь, кто тут чистый душой Егорушка, кто подлый тунеядец Ваня, а кто ты сам. И не замечаешь, как исторические эпохи начинают совпадать общим контуром обреченности. Сюжет оперы не назовешь веселым, вот только результат вызывает не уныние, а восторг: красота формы побеждает доводы содержания.

газета «Ведомости»
Провокативно назвав свою оперу «Проза», Владимир Раннев обращает зрительское внимание как на поэтическое устройство этих текстов, так и на нарративную природу восприятия оперы. Саспенс, созерцательность, эстетическое блаженство, утрата и обретение страсти к сюжету, философическая свобода - с этим остается покоренный современной оперой зритель Электротеатра.

Российская газета На странице использованы фотографии Олимпии Орловой

опера по прозе Юрия Мамлеева и Антона Чехова

Композитор и режиссер: Владимир Раннев
Художник: Марина Алексеева
Художник по свету: Сергей Васильев
Музыкальный руководитель: Арина Зверева

Артисты: Арина Зверева, Алена Кахута, Мария Меньшенина, Илона Буль, Алина Горина, Алена Федорова, Елена Быркина, Татьяна Перевалова, Сергей Малинин, Ольга Россини, Дмитрий Матвиенко

Продолжительность 1 ч. 20 мин.

Возрастная категория 18+