ENG

Зулейха открывает глаза

Башкирский театр драмы им. М. Гафури, Уфа
номинация
программка
 
08.11
18:30

Русский Драматический театр Удмуртии, Ижевск
Первое, что зацепило – это суфийская легенда о царе птиц – Шах-птице. Ее рассказывает Зулейха своему сыну Юсуфу. Смысл легенды в том, что птицы искали царь-птицу Сямрук, которая наделена безграничной властью над другими («возможность убивать и миловать»). Достигнув царства великой птицы, они слепнут от яркого света, а когда начинают видеть, то понимают, что ее нет, это обман, иллюзия, миф. И великая птица, наказывающая и прощающая, она в каждом в отдельности и во всех них. Любая вертикаль авторитарна и репрессивна. И она – миф! Героиня преодолевает это.

Айрат Абушахманов

Тема репрессий, послужившая основой сюжета, затронула почти каждую семью: в зале чувствуется полная сопричастность происходящему на сцене. Границы между сценой и залом стерты мостками, ведущими к передним рядам. Между креслами уныло взрастают голые деревья (большая часть действия происходит на лесоповале), на спинки наброшены телогрейки с номерами, тускло мерцают лампочки из-под абажуров-тарелок, а артисты ведут диалоги, проходя между рядами. Лай собак, бравурные марши тридцатых годов, бьющий, как на допросе, в глаза сосредоточенный свет, контрастирующий с полусумраком зала, – все заставляет сердце сжиматься в ожидании грубого окрика. В отчаянии от безрадостности бытия, оторвавшего людей от привычного домашнего уюта и забросившего их, непонимающих, неповинных, скомканных в одну безликую массу, на край света. Не самый лучший край.

газета «Республика Башкортостан»


Режиссеру Айрату Абушахманову удалось главное – сделать виртуозный перевод литературного текста Гузель Яхиной на язык сцены (инсценировка Ярославы Пулинович). Безусловно, с помощью художника Альберта Нестерова, сочинившего уникальное знаковое пространство, далекое от быта и включающее в себя зрительный зал. Здесь, наоборот, быль сделалась сказкой, в условности которой зашифрована жуткая правда, метафорически представленная: вот чекист «оборачивается» Сталиным, а расстрелянный муж Зулейхи – Риммы Кагармановой – медведем в окружении трех призрачных умерших ее дочерей. И все персонажи подчеркнуто погружены в их национальную, профессиональную или ментальную идентичность, как узнаваемые сказочные герои. Национальные традиции не взламываются, но сквозь них четко и органично проступает театр современный. История не становится менее подлинной, просто ее смыслы мифологизируются, а дорога к ним оказывается не прямой и легкой, а извилистой, но очень заманчивой. Это спектакль-сказка, спектакль-миф, полный условности и символики, не роман, а скорее, поэма, но абсолютной сценической правды.

Ирина Алпатова

На странице использованы фотографии Романа Шумнова

  Премия «Золотая Маска» 2019 г. – «Специальная Премия Жюри драматического театра и театра кукол»

Номинации на Премию «Золотая Маска» 2019 г. – «Лучший спектакль в драме, большая форма», «Лучшая работа режиссера», «Лучшая работа художника», «Лучшая работа художника по костюмам», «Лучшая работа художника по свету», «Лучшая женская роль» (Римма Кагарманова)
по Гузель Яхиной

Режиссер-постановщик: Айрат Абушахманов
Художник-постановщик: Альберт Нестеров
Инсценировка: Ярослава Пулинович
Композитор: Илшат Яхин
Пластика: Ринат Абушахманов
Художник по свету: Ильшат Саяхов
Перевод на башкирский язык: Хурматулла Утяшев

Артисты: Римма Кагарманова, Азат Валитов, Хурматулла Утяшев, Танзиля Хисамова, Артур Кунакбаев, Айдар Шамсутдинов, Гульнара Амирова, Ирек Булатов, Ильдар Саитов, Ильдар Гумеров, Руслан Галимов, Фанис Рахметов, Хаким Муртазин, Руслан Хайсаров, Юлия Галяутдинова, Дамир Кираманов, Ильсур Баимов, Мурат Рафиков, Алмаз Юсупов, Гульназ Назмутдинова, Полина Зиновьева, Джамиля Мударисова.

Спектакль идет на башкирском языке с синхронным переводом на русский язык

Продолжительность 2 ч. 30 мин.
Возрастная категория 16+