ENG
Сергей Прокофьев

Ромео и Джульетта

Большой театр, Москва
номинация
программка
 
Музыка Прокофьева – она больше, чем любая хореография. Это действительно вершина. С другой стороны, Шекспир, великая любовь и сила духа главных героев, смерть, драки, противостояния, экзальтация – все это хорошо может передать именно танец. Ромео и Джульетта – не просто благодатный материал, это роли, которые могут быть самыми главными в карьере артистов.

Алексей Ратманский

Первое, что сделал Ратманский – добавил темпа. Три акта идут в бешеном ритме, не позволяющем даже клаке Большого вставить словечко. Смена картин – мгновенная, соло и дуэты героев тут же сменяются массовыми танцами – без шанса отдохнуть под аплодисменты. Ратманский вопреки опасениям (попробуй рассказать историю без слов) вытряхнул замшелую пантомиму, сносную в старинных реконструкциях и невозможную в балете ХХ и уж тем более нынешнего века. И, конечно, самое главное, – ипостаси режиссера и хореографа слились воедино. У Ратманского-режиссера герои впервые сталкиваются и словно мимолетно опознают друг друга на нюх, у Ратманского-хореографа они оба тут же воспаряют над балом в одинаковых позах, и хотя ее поддерживает жених, а его – друзья, они на одной высоте и поглощены друг другом.

«Российская газета»
Танцевальная режиссура Ратманского подробна, изощренна и напрочь лишена патетики; почти все основные эпизоды балета поражают новыми смыслами и мотивациями – настолько естественными, что по-настоящему оценить эти находки можно только в сравнении с другими постановками.
Столь же малозаметной уникальностью отмечен и язык балета – классический, прозрачный, идеально скоординированный. Хореограф, который отваживается начать партию главной героини школярским «томбе – па-де-бурре – глиссад – жете – пассе», достаточно зрел и уверен в себе, чтобы не бояться упреков в банальности. Ратманский использует каноничные прыжки, общеизвестные поддержки, общеупотребительные связки – ему нет нужды оригинальничать или самоутверждаться: эта ласкающая глаз хореография и без того пронизана его собственной интонацией. Ни с кем не спутаешь эту дробность ансамблей, эту быстроту ног, почти житейскую подвижность корпуса, неожиданность ракурсов, трепет мелких па, сплетающихся в танец до такой степени органичный, что он кажется простым и удобным.

газета «Коммерсант»

На странице использованы фотографии Дамира Юсупова

  Премия «Золотая Маска» 2019 г. – «Лучшая работа дирижера», «Лучшая женская роль» (Екатерина Крысанова)

Номинации на Премию «Золотая Маска» 2019 г. – «Лучший спектакль в балете», «Лучшая мужская роль» (Игорь Цвирко)
балет в 3-х действиях

Либретто: Адриан Пиотровский, Сергей Радлов, Сергей Прокофьев по одноименной трагедии Уильяма Шекспира

Хореограф: Алексей Ратманский
Сценограф и художник по костюмам: Ричард Хадсон
Художник по свету: Дженнифер Типтон
Дирижер-постановщик: Павел Клиничев

Артисты: Екатерина Крысанова, Владислав Лантратов, Игорь Цвирко, Дмитрий Дорохов, Александр Водопетов, Никита Еликаров, Кристина Карасева, Егор Хромушин, Анна Антропова, Юрий Васюченко, Александр Фадеечев, Вера Борисенкова, Александр Лопаревич, Анна Балукова, Екатерина Завадина, Дарья Бочкова, Бруна Кантанеде Гальяоне, Элеонора Севернард, Антонина Чапкина, Илья Владимиров, Георгий Гусев, Алексей Путинцев, Григорий Чапаев, Егор Геращенко, Михаил Крючков, Сергей Купцов, Марк Чино

Продолжительность 3 ч.
Возрастная категория 12+