ENG

Дон Кихот

Театр кукол, Екатеринбург
программка
 
Со спектаклями стараюсь не частить. Придерживаюсь арабской поговорки: «Высказывание должно быть лучше молчания». Предыдущий мой спектакль «Каприч'ио (двойной со сливками)» вышел в 2008 году. Материал для новой постановки мне предложил Екатеринбургский театр кукол. Все, что я накопил за последние десять лет, я рассказал в этой работе. Особая благодарность театру за это рискованное путешествие!

Виктор Плотников

Здесь все подчинено единому медитативному ритму, все дышит одним воздухом случившейся/неслучившейся любви, победы/поражения слабой нежности и трепетности жизни. Здесь нет пресловутых мельниц. Нет фабулы. Нет прямых отсылок. Образы, метафоры, аллюзии взывают не к дешифровке, а к тому, чтобы достать чернил и плакать. Плакать о печальном идальго, о его неземной любви, о том, что ты так мало о нем помнишь, о своей вине перед великим, так никогда по-настоящему и не прочитанным романом, еще о чем-то главном и не случившемся.


«Петербургский театральный журнал», блог
Мельниц и губернаторства Санчо в спектакле нет, фабула романа для Плотникова – повод для ассоциаций. Если «счистить» с романа «шелуху» сюжета, останутся такие универсальные понятия, как любовь, смерть, война, сон, «тот свет» и прочие столпы мифологического мировоззрения. Из них, как из кирпичиков, художник выстраивает здание спектакля, скрепляя их повторяющимся рефреном – сценой тавромахии, игр с быком, которые, как считается, трансформировались в корриду. Страшный бык-механизмоид (это термин Виктора Плотникова – «животное» заводится от вращения рукоятки) – метафора неотвратимости рока, а также цитата из минойских фресок XVII века до нашей эры. Цитат и отсылок в спектакле хватает – от Веласкеса до Пикассо, от русского кентавра по имени Китоврас до сорвавшего аплодисменты таракана-кукарачи с гитарой.
Выглядят все они волшебно, фантазия художника очаровывает, зрителю остается принять правила, им заданные. Спектакль сделан по идеологии барокко, современной Сервантесу: жизнь есть сон. Надо только разобраться, чей это сон – зрителя, режиссера, Сервантеса или Дон Кихота? В иллюзорном мире одно неизменно – игра с роком.

«Российская газета»

Это причудливое сценическое творение весьма под стать своему эффектному подзаголовку, который хочется привести целиком: «Экслибрис на авантитуле рукописи Сида Ахмета Бен-Инхали о подвигах хитроумного гидальго Алонсо Кихано, содержащей также вписанные между строк симпатическими чернилами стихи и песни, посвященные Дульсинее Тобольской».
Один из самых ярких и колоритных – как в прямом, так и в переносном смыслах слов – российских театральных художников, волшебник и маг (основанный им в Челябинске коллектив так прямо и называется: Магический театр «Белый козел»), мистификатор и затворник Виктор Плотников не так уж часто одаривает сцену новыми работами. В их числе, между прочим, объехавшее весь мир полунинское «Snow Show».
На сей раз путешествие получилось относительно недалеким – из Челябинска в Екатеринбург, но обернулось одновременно своего рода поэтическим (да и психоделическим в каком-то смысле тоже) трипом редкой визуальной выразительности. Нашему изумленному взору предстает череда дивных «живых картин», в которых уральские горы сливаются с полями Толедо, умильное и гротесковое переплетается с вдохновенным и возвышенным, а технологическое идет рука об руку с рукотворным.
Вот он, настоящий авторский театр художника!

Александр Вислов

На странице использованы фотографии Евгении Плясуновой

 
по мотивам романа Мигеля де Сервантеса Сааведры
театральная фантазия

Режиссер и художник: Виктор Плотников
Музыкальное оформление и аранжировки: Кирилл Лихин
Хоровые аранжировки и композиторская адаптация: Лариса Паутова

Артисты: Алла Антипова, Герман Варфоломеев, Валерий Бахарев, Наталья Вотинцева, Наталья Елисеева, Алексей Палкин, Юлия Петрова, Алексей Пожарский, Максим Удинцев, Александр Шишкин, Глеб Яковенко

Продолжительность 1 ч. 15 мин.
Возрастная категория 16+