ENG

Барокко

«Гоголь-центр», Москва
программка
 
27.02
20:00
28.02
20:00

«Гоголь-центр»
«Барокко» Серебренников ставил в ситуации дурной определенности домашнего ареста, в ситуации, в которой он мог положиться на беспрецедентную преданность, работоспособность и тренированность своей команды, но был вынужден нарушать фундаментальный принцип профессии. Режиссура — искусство присутствия. Можно передавать через адвоката для обнародования стихи, написанные в заключении, но не действенный анализ сцены. Кажется, лиричность «Барокко» именно такого происхождения, невольного во всех смыслах слова,— это сочиненный, зарифмованный, записанный в одиночестве спектакль, переданный «наружу». Серебренников — в той же мере его автор, что и персонаж. Несмотря на то, что история, казалось бы, происходит в совсем других временах и пространствах.

газета «Коммерсант»

Их трое. Рояль, человек и пристав. Левой рукой человек исполняет на рояле Чакону Баха, а правой прикован к равнодушному миру, который воплотился вот в этом безликом представителе системы. Эта сцена собирает самые громкие и продолжительные аплодисменты у премьерной публики «Гоголь-центра». Понятно почему: басманное правосудие, арестованный по решению суда рояль Yamaha и прочие всем известные обстоятельства дела «Седьмой студии». Но спектакль Кирилла Серебренникова — все-таки не о тех наручниках, что на правой руке, а о куда более сильных узах, не позволяющих художнику оторваться от своего рояля или монтажного стола.
Если говорить о структуре этого гезамткунстверка, то «Барокко» из последних спектаклей Серебренникова больше всего походит на его же «Машину Мюллер»: место действия — везде, время действия — всегда. Энди Уорхол может запросто столкнуться на прогулке с Жанной д'Арк, арии из опер Монтеверди и Генделя наплывают на философские тексты Жиля Делёза и Жоржа Батая, а кадры из «Забриски-пойнт» или «Красоты по-американски», начавшись на экране, перетекают в зал. Туда же, в зал, в какой-то момент спустится и актер Никита Кукушкин, чтобы перебить спектакль превеселой интермедией с прегрустным лейтмотивом «Мы все умрем». Нет никаких правил, ребята, это же барокко.

интернет-издание «Colta»

На странице использованы фотографии Иры Полярной

 
Автор спектакля (пьеса, постановка, декорации, костюмы): Кирилл Серебренников
Автор музыкальной композиции: Даниил Орлов
Режиссер: Евгений Кулагин
Хореограф: Иван Естегнеев
Музыкальные руководители: Арина Зверева, Андрей Поляков, Даниил Орлов
Художник по свету: Сергей Кучер
Видеохудожник: Илья Шагалов

Артисты: Один Байрон, Светлана Брагарник, Ирина Выборнова, Вадим Волков, Ян Гэ, Рита Крон, Никита Кукушкин, Светлана Мамрешева, Ольга Науменко, Мария Поезжаева, Надежда Павлова, Илья Ромашко, Мария Селезнева, Никита Воронченко

Танцовщики: Игорь Шаройко, Альбина Вахитова, Марина Херолянц, Виктор Выборнов, Андрей Петрушенков, Анастасия Радькова

Музыканты: Даниил Орлов, Андрей Поляков, Дмитрий Жук, Дмитрий Высоцкий, Илья Мовчан, Даниил Падилов, Александра Тельманова, Алексей Иваненко, Михаил Шевнин, Анна Тончева, Дмитрий Меженин

Продолжительность 2 ч.
Возрастная категория 18+