ENG
Александр Маноцков

52

Большой драматический театр им. Г.А. Товстоногова, Санкт-Петербург
программка
 
05.04
20:00
06.04
13:00, 20:00

Театр Наций, Малая сцена
«52» – моя первая опера, написанная специально для постановки в Питере (и во многом про Питер) и при этом дошедшая до постановки. Вся визуальная история, которая в ней разворачивается, снята в Петербурге. Видео для этой оперы я нарисовал заранее – сделал раскадровки, как в кинематографе. Город прекрасен тем, что ты можешь нарисовать кадр, заранее зная, как все в нем будет происходить, потому что в Питере всегда все происходит более-менее одинаково. Ты знаешь места, в которых будет нужная тебе атмосфера, понимаешь, как люди будут двигаться там в кадре, даже если не был в этих локациях несколько лет. Приезжаешь – все, как ты себе и представлял. Наверно, это свойство не только Питера, но мест, к которым прикреплен сознанием, душой. Опера «52» создана специально для БДТ – театра, который я люблю, который для любого питерского человека с детства означает что-то очень важное. Я бывал ребенком еще в том, легендарном БДТ, о котором здесь очень хорошо помнят при всех новациях, происходящих сегодня. Мне хотелось, помимо решения своих композиторских и визуальных задач, добиться высвобождения имеющегося в театре потенциала, дремлющей в нем возможности. Театр для меня – это возможность оркестровать музыку и атаковать слушателя сразу на нескольких визуальных и смысловых уровнях. Способ воздействовать на большее количество рецепторов. Словом, волшебная история.

Александр Маноцков, интервью журналу «Собака»

52 – это количество карточек, на которых написаны стихи Льва Рубинштейна «Все дальше и дальше». Это самый или один из самых театральных текстов Рубинштейна, весь, как гомон голосов и ремарок из разных пьес.
Главное театральное событие происходит в напряжении между текстом и видео, поле между ними оказывается необычайно насыщенным и интересным. Висящие ленты работают как полиэкран. На них выстраивается из видео неявный сюжет, так же как он неявен в тексте: начинается с елки, которую наряжают, кресел-качалок, потом хлопают двери явно старой квартиры (тут очень чувствуется Питер, его захламленные квартиры с высоченными потолками, потертые обои с орнаментом, который помнится с детства, каминный кафель), есть выход на улицу, во дворы, темные арочные проходы, возникают изумительные картины со старой дачной веранды – деревянные переплеты, цветастая клеенка на столе, чашки (рассказывают, что это дача театрального художника Алексея Порай-Кошица), почти все это в покое, безлюдное. А потом начинаются подземные переходы, полные спешащих людей, и тревожные толпы в сценах митингов, все заволакивает дым от брошенной шашки.

журнал «Музыкальная жизнь»
Начиная ab ovo с дыхания флейты и григорианского хорала, композитор идет «все дальше и дальше» до нидерландских полифонистов (без копипаста, конечно), русского знаменного распева и пяртоподобных созвучий (по-эстонски), романтических разливов скрипки, позднего романса (по-французски), шенберговского полупения-полуразговора (по-немецки) – и обратно к тихому постукиванию по клавишам аккордеона с кларнетом.

газета «Деловой Петербург»

На странице использованы фотографии Анастасии Blur и Стаса Левшина

 
опера по произведению Льва Рубинштейна «Все дальше и дальше»

Композитор, режиссер-постановщик, художник-постановщик: Александр Маноцков
Оператор-постановщик: Евгения Марченко
Музыкальный руководитель: Анна Вишнякова
Художник по свету: Стас Свистунович

Голоса: Виктория Артюхова, Анна Вишнякова

Инструменты: Елена Белкина, Александр Захаренко, Владимир Розанов, Елена Раскова

Исполняется на шести языках с русскими субтитрами

Продолжительность 1 ч. 10 мин.
Возрастная категория 18+