ENG

Чайка

Камерный театр Малыщицкого, Санкт-Петербург
номинация
программка
 
«Чайка» – это пьеса об искусстве и о людях искусства, и о том, какой отпечаток оно накладывает на человека. Изначальный импульс, заставляющий встать на этот путь, самый что ни на есть благой: понять, в чем наше предназначение. Но почему-то так выходит, что на этом пути мы очень часто о первоначальном импульсе забываем. Мы становимся одержимы амбициями, самолюбием, жаждой признания… И вдруг оказываемся настолько эгоцентричными, что начинаем на близких смотреть, как на расходный материал для собственного вдохновения, карьеры.
Когда я взялся за «Чайку», все остальные «большие» чеховские пьесы я уже ставил. Мне с художницей Надей Лопардиной показалось правильным и интересным этот опосредованный разговор о «преломлении жизни в искусство» вести как бы во вселенной «первоматериала», то есть уже сочиненных спектаклей мной же по другим текстам Чехова. Поэтому по нашей «Чайке» раскидано огромное количество цитат, отсылок к уже поставленным мной спектаклям. Я понимаю, что это очень личная игра, и никто не следит за моим творчеством столь пристально, чтобы эти отсылки прочитать. Но это не важно. Важно для меня, что эта игра с цитатами задает необходимый изнутри угол зрения: «преломление преломлений».
Жанр: «Концерт для одного небольшого фортепиано и восьми маленьких» – это во-первых, шутка, во-вторых, автоцитата, в-третьих, и «в-главных», способ остранения текста: рассказывать пьесу как некое музыкальное произведение. Иронический взгляд со стороны… Сегодня невозможно рассказывать чеховские тексты, не учитывая, что они – уже культурный миф, часть нашего сознания. «Он, как Епиходов, как Треплев, как Аркадина, как Варя et cetera», – можем думать мы о своих знакомых, осознавать ситуации собственной жизни через матрицы чеховских тестов.


Петр Шерешевский

Одно из смысловых измерений спектакля – это измерение распавшихся связей. Пытаясь обнаружить что-то общее, примиряющее в пространстве общих детских воспоминаний, Треплев напоминает матери ситуацию с избитой прачкой. Но воспоминания, как и вещи, которым мы придаем значение, у всех – разные. Аркадина действительно не помнит этого и не может разделить с сыном его переживания.
Лейтмотивом отношений матери и сына в третьем и четвертом актах становится «Лесной олень», он служит эмоциональным стимулом к погружению в общее прошлое, где было счастье. Его после ссоры с матерью пытается наиграть Треплев одним пальцем на детском пианино, и это своего рода приглашение – в общее прошлое. И, как в его детстве, Аркадина раздражается тем, что сын не попадает в ноты. Частная ситуация прошлого проецируется в будущее: ребенок не оправдал ожиданий, не стал предметом гордости.

«Петербургский театральный журнал», блог
Камерное пространство театра Малыщицкого оказалось способным так воздействовать на один из самых востребованных театральных текстов, как будто героев и нас не разделяет вековая история. Искатели новых форм заговорили голосом постдрамтического театра, их противники атаковали новаторов скептическим мнением большинства. Однако ироничной актуализацией режиссер Петр Шерешевский не ограничивается. В его спектакле искусство не только взывает к спорам, оно выкачивает силы, любовь, интерес к жизни – любую энергию. Центральной историей становится превращение живого человека – Тригорина – в машину для письма. В исполнении Виталия Коваленко он необычайно притягателен, но давно забыл об этом. Его самого увлекают лишь те движения жизни, которые можно превратить в слова, составить их в строчки очередного рассказа или в концерт для одного небольшого фортепиано и восьми маленьких. Поэтому модернистское заклинание «холодно, холодно, холодно, пусто, пусто, пусто» звучит по-прежнему остро, и остается лишь кутаться в спасательные покрывала из фольги, чтобы почувствовать реальное тепло. В герметичном мире искусства его нет.

Оксана Ефременко

На странице использованы фотографии Александра Коптяева

  Участник программы «Маска Плюс» Фестиваля 2020 года Участник Long List 2020 (особо отметить актера Виталия Коваленко)
концерт для одного небольшого фортепиано и восьми маленьких

Режиссер: Петр Шерешевский
Художник: Надежда Лопардина
Композитор: Ник Тихонов

Артисты: Катя Ионас, Александр Худяков, Виктор Гахов, Юлия Шишова, Андрей Балашов, Светлана Балыхина, Дарья Змерзлая, Виталий Коваленко, Олег Попков, Антон Ксенев, Ник Тихонов

Продолжительность 3 ч. 15 мин.
18+
Возрастная категория 18+