ЗОЛОТАЯ МАСКА - ФЕСТИВАЛЬ И ПРЕМИЯ

Award nominations 2020

Балет / спектакль
балет в 1-м действии

Музыка: Иоганн Себастьян Бах, Эва Кроссман-Хехт
Хореография, костюмы, свет: Уильям Форсайт
Педагоги-репетиторы: Кэтрин Беннетс, Ноа Гелбер
Техническая координация:
Костюмы: Доротея Мерг
Световое оформление: Таня Рюль
Звуковая партитура: Нильс Ланц
Педагог (фортепиано): Марго Казимирска

Артисты: Мария Виноградова, Владислав Лантратов, Анастасия Сташкевич, Вячеслав Лопатин, Нелли Кобахидзе

Фортепиано: Ольга Соколова

Продолжительность 40 мин. Age category 12+
С одной стороны, Форсайт работает с классической лексикой, в которой нетрудно узнать наследие эстетики XIX и неоклассики XX веков. Но помещает все эти батманы и арабески в такой психофизический контекст и так смещает центры тяжести танцующих тел, что привычные балетные па становятся почти неузнаваемыми. Не по внешнему рисунку, а по пространственно-хронологическому наполнению. «Артефакт-сюита» – бессюжетный балет в двух частях. Его смысл – столкновения и противоборства танцевальных напряжений. Игра телесными ракурсами. Симметрия и ее нарушения (все делают одно, но кто-то все время выламывается из общего порядка). Из разрозненных деталей складывается стройная картина. Кажется, что Форсайт не сочиняет, а монтирует свои композиции, как конструкции. Все эти молниеносные коллективные падения на пол. Внезапные опускания черного занавеса, а когда он снова поднимается – на сцене совсем другая картинка, другое построение. Задранная вертикаль – это нога балерины. Невозмутимая гибкость и откровенная спортивность – идеал танцовщицы, воспринятый Форсайтом от Баланчина. Наши танцовщики, как солисты, так и кордебалет, танцуют увлеченно и броско, но все время смягчают предписанную жесткость. Видимо, это неизбежно. Есть «русский Форсайт», как есть «русский Баланчин», со всеми плюсами и минусами этого понятия.

None
Кордебалет Большого славен фактурой: длинные руки, маленькие головы, никаких коротконожек-мустангов. Он сыпался на сцену густыми линиями, проникая друг в друга в мудреном калейдоскопе, размывался по периметру, двоился ручейком, мелькал русскими лебедями и вальсовыми прыжками Баланчина. А еще чеканил фирменное форсайтовское меркато и довольно громко считал – и на ре-минорной чаконе Баха, и на басовом рокоте рояля Эвы Кроссман-Хехт. Разойтись до пафоса Форсайт не дает шанса: едва логика движения подводит к высшей точке, на авансцену, будто обрывая кадр, падает черный занавес. А потом взмывает вверх, обнаруживая, что жизнь на сцене кипит как ни в чем не бывало. Тридцать две идеальных шестеренки с живой человеческой инерцией остановит только финальный занавес под уже нестерпимое форте.

None
Идет в один вечер с балетом «Кармен-сюита» На странице использованы фотографии Дамира Юсупова