ЗОЛОТАЯ МАСКА - ФЕСТИВАЛЬ И ПРЕМИЯ

Премия «Золотая Маска» 2017г. – «Лучшая работа художника по костюмам» Номинации на Премию - «Лучший спектакль в драме, малая форма», «Лучшая работа режиссера»
средневековые французские фарсы XV–XVI вв.

Режиссер и художник: Денис Бокурадзе
Художник по костюмам: Елена Соловьева
Художник по свету: Евгений Ганзбург
Композитор: Арсений Плаксин

Артисты: Екатерина Кажаева, Аркадий Ахметов, Юлия Бокурадзе, Сергей Поздняков, Кирилл Стерликов, Любовь Тювилина

Продолжительность 2 ч. 40 мин. Age category 18+
Я совершенно точно определил для себя, что не имею права уйти в пошлость, ведь тема, выбранная мной, – это именно эротические фарсы. Сам материал подразумевает предельно откровенные вещи, именно об этом там все и написано. Важно было не сойти с тонкой грани, не поддаться соблазну кого-то раздеть, чтобы артисты в некоторых сценах существовали обнаженными. Мне хотелось попробовать создать эротику без голых тел, чтобы не превратить все в «порнографию», чтобы сохранить стиль театра «Грань». Как подать эротику? Вот придумали бубенцы на поясе, тени на занавесе, высунутую голую до локтя руку из окна, все остальное уже дорисовывает зритель в своем воображении. А ассоциации – это личный опыт каждого.
None
Сюжеты фарсов, по природе своей связанных с телесностью, с низовой культурой, с площадной фривольностью и буквальностью, достаточно однотипны – так или иначе, речь идет о физиологических потребностях, любовных интригах, бытовых анекдотах. Театр Бокурадзе не предлагает зрителю следить за нехитрыми поворотами сюжета, преодолевая схематичность драматургии и отсутствие внутреннего развития средствами исключительно театральными: подробностью пластического рисунка, выразительностью грима, уникальностью голосовой партитуры, изобретательной индивидуализацией каждого из типажных обобщенных персонажей.
None
Своим актерам Денис Бокурадзе придумал довольно непростое испытание. Чего стоит молниеносная смена масок и костюмов, искусное овладение гримом с метко схваченной сутью образа, безукоризненная отточенность пластики. Губки нарисованы бантиком. Брови грустной дугой сползают вниз или застыли капризным пунктиром. Лица расплылись в приторных гримасах. Рот растянулся в кривой улыбке, обнажившей гнилые зубы. Похотливые глаза беззастенчиво таращатся на объект желаний. Маска будто бы становится гротескной копией тела, его подвижным, динамичным продолжением.
Вся палитра типажей, амплуа здесь представлена с избытком.
Как и свойственно карнавалу, в спектакле Дениса Бокурадзе смех грубый и сальный преображается в радостный, торжествующий и раскрепощающий. Тот смех, что обнажает нелепость существующих в социальном мире отношений, что разоблачает условности человеческого поведения. В спектакле Бокурадзе – этот смех, прежде всего, конечно, вдохновлен совершенством актерской техники.

газета «Экран и сцена»





Показ спектакля проходит при поддержке:




На странице использованы фотографии Леонида Яньшина