Пресса

9 сентября 2014

Такой современный Чехов.

Татьяна Богдан | Интернет-портал 1ul.ru

Фестиваль «Золотая маска» в Ульяновске открыл Малый драматический театр – Театр Европы спектаклем «Три сестры» по одноименной пьесе Антона Чехова.

Постановка Льва Додина получила восторженные отзывы критиков и собрала множество наград. В эти выходные ульяновцы получили уникальную возможность – увидеть это грандиозное действо своими глазами. Перед показом заместитель художественного руководителя МДТ – Театра Европы Дина Додина рассказала, что спектакль стал открытием и для режиссёра, и для актёров.

– Когда живой режиссёр с живыми артистами пытается разобраться, что такое человеческая жизнь, то к Чехову невольно возвращаешься. Не потому, что у тебя на книжной полке стоит только Чехов, а потому что, может быть, только Чехов был так беспощаден к человеку и так любил человека. Нам этот спектакль очень дорог. Пустившись в очередное приключение с Чеховым, казалось бы, знакомым для нас автором, мы открыли очень много интересного для себя и про своё время. Очень надеемся, что зрителю удастся в это путешествие отправиться с нами и тоже что-то для себя открыть. Про себя, в первую очередь. Главное, когда мы сыграем в Ульяновске «Три сестры», зритель вышел из зала, поняв, что этот спектакль про него, – сказала Дина Додина.

Действительно, чеховская история, написанная в 1900 году, актуальна и сегодня. Переживания героев близки, зритель, также как и персонажи пьесы задумывается о будущем, которое непременно станет лучше настоящего, стремится любить и быть любимым, а ещё нужным и понятым.

Основное действие проходит на крыльце дома. На этих ступеньках сёстры встречают гостей, здесь идут разговоры о сокровенном и рушатся мечты.

Действие начинается с мрачной ноты, просветы редки, и недолгая радость оборачивается ещё большей тоской. Казалось бы, только что ты видел младшую из сестёр – Ирину – счастливую именинницу, встречающую гостей, пощипывающую щёки, чтобы зарумянились.

В финале это уставшая от нападок судьбы молодая женщина, её лицо раскраснелось от слёз, руки дрожат – гаснет свет и видно, как танцует во тьме огонёк её папиросы.

- Ирина – это одна из самых любимых моих ролей в Малом драматическом театре, - рассказывает исполнительница роли Елизавета Боярская. – Когда я узнала, что буду играть Ирину, казалось, она – такая лёгкая и воздушная – понятна мне. Но каждый раз, когда мы репетировали с Львом Абрамовичем (Додиным - прим. автора), он открывал нам каждого персонажа с совершенно неожиданной стороны. Ирина совсем не такая, как её принято хрестоматийно понимать у Чехова, особенно в первом акте – в белом платье, единственная из сестёр весёлая, непосредственная, дышащая полной грудью. Как можно дышать по-настоящему полной грудью тем воздухом в том месте, в котором они живут? 11 лет они живут вне Москвы, и с каждым днём надежда вернуться туда угасает.

Крах всех надежд символизировали и декорации: фасад дома – светящиеся дверной и оконные проёмы, за которыми разворачивалось действие, – с каждым актом приближался всё ближе к краю сцены, напирал, давил.

Там остался только брат Андрей (Маша давно замужем, Ольга стала начальницей в гимназии и живёт там, Ирина уезжает), эти стены, этот ненавистный дом в глубинке стал приговором для семьи Прозоровых.

– Потрясающие декорации Александра Боровского. Они почти исключают какие-то бытовые вещи, здесь всё, что нам знакомо – дом, окна, ступени. Почти на пустом пространстве остаются люди и остаются отношения между людьми, - рассказывает исполнитель роли барона Тузенбаха Сергей Курышев. И те проблемы, которые поднимает Чехов, абсолютно понятны и сто лет спустя.

– Мы все по-школьному воспринимаем Чехова, а когда начинаешь анализировать, глубже читать, оказывается, что эти люди гораздо ближе к нам, они похожи на нас. Тузенбах – человек, который хочет быть полезным обществу, но не может это сделать. Ни в своей профессии, из которой он всё-таки уходит – профессия военного, полк стоит годами в небольшом городе, ничем люди не занимаются. И, как нормальный мужчина, он хочет любить, а его не любят. Это современная драма, или даже трагедия. Для Тузенбаха это трагедия. Чехов совершенно современен. От языка, который нам совершенно понятен, до человеческих отношений. Это наши отношения, это о нашей жизни, - уверен Сергей Курышев.

Потрясает сцена прощания Маши с Вершининым. Актриса Елена Калинина вспоминает, как искали и нашли способ передать боль и отчаяние героини:

– После последнего поцелуя Машу и Вершинина буквально отдирают друг от друга, как цепь, их нельзя разорвать, этот поцелуй. Мы упали, нас отдирали, я ревела. Получилась такая баба, которая провожает на фронт мужа, но Лев Абрамович сказал, что именно этого и хочется. Это русская женщина, которая расстаётся с любимым и больше никогда его не увидит, это рёв, это причит по своей любви, по своей жизни. И это была потрясающая проба. В спектакле мы не катаемся по сцене, но пробовали так – нараспашку, на разрыв, крик стоял, мурашки по коже! Я попробовала это, и идею поддержали и теперь каждый раз, когда я выхожу на сцену, с нетерпением жду финала. Очень люблю эту сцену.

Ульяновского зрителя такой финал не оставил равнодушным. Зал сопереживал, волновался, замирал, и, казалось, забывал дышать. Два вечера подряд на сцене Ульяновского драматического театра актёры Малого драматического театра – Театра Европы показывали настоящее искусство.

Фестиваль «Золотая маска» продолжается. Дальше – спектакли «Кармен» Вологодского театра кукол, «Рассказы Шукшина» Государственного театра Наций, «С любимым не расставайтесь» Московского ТЮЗа.



оригинальный адрес статьи