Пресса

12 сентября 2014

Евгений Миронов привез в Ульяновск «Рассказы Шукшина»

Виктория Чернышева | «Российская газета. Ульяновск»

Театр Наций представил в рамках фестиваля "Золотая маска" в Ульяновске" свою "визитную карточку" - постановку "Рассказы Шукшина". Оба показа прошли на родине Ленина в переполненном зале. Потрясающей силы постановка, вызывающая у зрителей и смех, и слезы - первая российская работа латвийского режиссера Алвиса Херманиса, в которой заняты Чулпан Хаматова и худрук театра Евгений Миронов.

Актеры рассказали о спектакле, своем отношении к профессии, новых работах и о том, почему они решили продолжить эстафету акции Ice Bucket Challenge.

Об Алвисе Херманисе

Евгений Миронов: Думать, что латвийский режиссер не может понять русскую душу - большая ошибка. Прекрасное видится издалека. Нам было интересно узнать то, что мы про себя не знаем. Алвис действительно иностранец, несмотря на то, что вырос в советском государстве. Он по-другому смотрит на нас, считает: "Вы не понимаете себе цены, эти люди - ваша "валюта". Несмотря на то, что он сейчас очень негативно относится к тому, что происходит в нашей стране, фамилию со спектакля он не снял, за что я ему благодарен. Искусство вообще должно быть вне политики.

Режиссер отошел от наших "самоваров", нашел простые, казалось бы, неэффектные вещи. Начинается все на лавочке. А где ведра, изба, колодец, все наше русское? Ему это не надо. Эта лавочка становится домом, квартирой, полем. В постановке самое главное - люди.

О профессии

Евгений Миронов: Когда ты начинаешь репетировать новую роль, какой бы она ни была, сложнее, кажется, нет ничего на свете. Надо побороть собственную лень, постараться избежать каких-то штампов, открыть новое. То есть, мучиться. Это такая профессия - каждый раз надо мучиться. Кто-то, как Инна Михайловна Чурикова, после работы в "Идиоте", называет это "сладостные мучения". Но это действительно прекрасно, когда ты мучаешься на материале Федора Михайловича Достоевского, изучая мир, себя в этом мире.

Сейчас очень много молодых способных артистов. У меня только один вопрос - продержатся ли они? Это подвиг в наше время. Когда мы с Володей Машковым делали спектакль "Звездный час по местному времени", я уже сыграл в фильме "Любовь", получил "Кинотавр"… Он тоже уже где-то снимался, и предложений было много в кино. Но мы с таким упоением и счастьем воровали забор у швейцарского посольства ночью… Табаков деньги на спектакль нам не давал, он говорил: сами попробуйте сделайте. Но он не думал, что мы будем воровать забор и лавочку с Чистопрудного бульвара. Это все потом играло у нас на сцене много лет.


Мы так хотели что-то сделать: нам жить это мешало, если не сделаем! Ночами собирались репетировать в общежитии, в два часа ночи… А сейчас можно поехать на площадку, получить деньги в очередном сериале, не смотря текст. Я по старинке до сих пор учу текст, а многие артисты не учат, и неправильно его говорят. Может, я уже по-стариковски уже жалуюсь, есть, конечно, хорошие примеры, но соблазнов больше. Дай бог устоять.

О должности худрука театра

Евгений Миронов: Есть моя профессия - актерская. Я понимаю, что уже далеко от истоков, но иногда себя возвращаю: я же артист! А худрук - должность ответственная. Я многому на ней научился - и хорошему, и плохому. Стал терпимее. Я президента понимаю - как непросто вообще руководить, когда ты должен идти на компромисс ежечасно! Потому что есть люди, потрясающие профессионалы, но чудовища, чувырлы болотные. А есть потрясающие люди, но при этом вредят делу. И сочетать все это очень сложно. А у нас театр очень амбициозный. Мы центр, а не театр, у нас много программ, несколько фестивалей.

Конечно, приходится что-то менять внутри - я не был заводилой в школе. А тут надо им быть. Иногда не хочется, а иногда остановиться не можешь.

О фильме "Синдром Петрушки"

Чулпан Хаматова: Как только я прочла эту книгу (Дины Рубиной - прим. авт.), несколько лет назад, подумала: какая прекрасная кинематографическая история. И так сложилась судьба, что меня позвали в эту картину, и партнером стал Женя Миронов. Дальше - три месяца счастья:работы, "сладостных мучений". Сложность была в том, что роман большой, и надо было главное втиснуть в картину. Но не было того, что давно меня в кино сопровождает - когда партнеры неинтересны. Так тяжело, когда ты бьешься один. Сложно достучаться до людей, которые по-другому понимает профессию. Наверное, их этому не обучили, или они сами приняли такое решение, но они ее видят совершенно иначе, чем вижу я. А когда партнер так же видит профессию, это радость, осмысленное времяпрепровождение.

Евгений Миронов: Это прекрасная история, интересная еще и потому, что это про меня, творческого человека. После того, как я прочитал роман, я понял, как тяжело близким со мной живется. Иногда мне кажется, что все должны работать на меня, все должны помогать - я же занимаюсь таким делом важным! Это эгоистично. Так что я много для себя открыл.

О ситуации в стране

Евгений Миронов: Сегодня, увы, много информации, которая свидетельствует, что бред может победить. У нас все равно "советские" мозги. Это значит, что нужно так услужить начальнику, что в итоге его указание может трансформироваться до неузнаваемости.

Когда говорят, что нужно помочь российскому производству, это не может означать, что мы все должны перейти на "Ладу", или с айфонов на какую-нибудь "Электронику-25". Детей, больных онкологией, нельзя лечить советскими препаратами, это, к сожалению, так. Чтобы наладить производства, должны пройти десятилетия. Мы не можем жертвовать этими детьми, взрослыми. Здравый смысл должен победить. Если мы не можем в чем-то соревноваться, давайте выращивать редьку. Но такую редьку, чтобы стать богаче всех.


О "ледяной" акции

Чулпан Хаматова: Очень сложно продвигать благотворительность легкими путями, когда ты не тратишь деньги ни на рекламу, ни на постеры. И при этом пропагандируешь это в самом прекрасном смысле этого слова, вовлекаешь большое количество людей. Многих отпугивает сопричастность к чужой боли. Люди были бы готовы помогать, но они боятся. А в этой акции такого момента нет вообще. Все достаточно безответственно, на хорошем настроении, в хулиганистом варианте. Мы благодаря этой акции, этому безумию, собрали очень много денег через СМС и переводы. Я знаю, что у акции огромное количество противников, но считаю, что это люди, которым сложно угодить и которые мало понимают, как устроена благотворительность и какие у нее есть механизмы. Мне кажется это замечательный способ лишний раз сказать, что есть кто-то, кому нужна наша помощь, и по возможности собрать еще и денег. Я с удовольствием передала эту эстафету Жене, зная, что он по уши погружен в свой фонд ("Артист" - поддержки актеров старшего поколения - прим. авт.).

Евгений Миронов: Я попал в "поезд", когда он уже шел. Позвонила Чулпан и спросила:"Обольешься водой?". Я на всякий случай сказал: "Конечно!", а потом уже спросил": "Зачем?". Оказалось, что идет такая благотворительная акция… На самом деле, собирать деньги очень сложно. А с нудными лицами это делать - не пробьешься. Поэтому да, есть такой изощренный способ. Но если он работает - да ради бога! В следующий раз я разденусь на Красной площади, лишь бы в фонд поступили деньги.



оригинальный адрес статьи