ЗОЛОТАЯ МАСКА - ФЕСТИВАЛЬ И ПРЕМИЯ

Пресса

15 марта 2021

Успеть на «Золотую Маску»: лучшие гастрольные спектакли 2020 года

Ника Пархомовская | Интернет-издание «ForbesLife»

В этом году программа театрального фестиваля «Золотая маска» довольно короткая, но чрезвычайно разнообразная. Forbes Life выбрал семь must see гастрольных спектаклей фестиваля

В этом году на «Маске» специальные программы вроде «Маска Плюс», «Детский Weekend» и «Достоевский и театр» способны дать фору спектаклям основного конкурса. Но и в основной программе есть интересные находки. Forbes Life выбрал гастрольные хиты, на которые еще можно попасть в ближайшее время.


В этом году на «Маске» специальные программы вроде «Маска Плюс», «Детский Weekend» и «Достоевский и театр» способны дать фору спектаклям основного конкурса. Но и в основной программе есть интересные находки. Forbes Life выбрал гастрольные хиты, на которые еще можно попасть в ближайшее время.


«Серебряное копытце» и «Широта», Новоуральск, 15-16 марта
Театр музыки, драмы и комедии из Новоуральска в прошлый раз был в номинантах 20 лет назад, в 2000 году со спектаклем «Ах, высший свет», тогда театр назывался «Театром оперетты Урала». В этот раз покажут семейный спектакль по сказке Павла Бажова, который эксперты оценили за энергию и удивительную правдивость и бережное отношение к фольклорному материалу. А на следующий день, 16 марта, новоуральцы покажут другую работу, радикальную, актуальную, провокационную «Широту» Настасьи Хрущевой и Александра Артемова, номинированную на «Маску» в категории «Эксперимент». Этот необычный во всех смыслах спектакль по сюжету отталкивается от идеи написать национальный гимн, по форме напоминает коллективную вокально-музыкальную медитацию (или партсобрание, это как посмотреть), а по содержанию — разговор о поиске национальной идентичности.

«Иваново детство», Иркутск, 24-25 марта
Театр танца Владимира Лопаева «PROдвижение» приезжает в Москву не впервые, но на «Золотую маску» этот интересный, подвижнический коллектив (Лопаев много занимается инклюзией и работает с людьми с ментальной и физической инвалидностью) номинирован впервые. Формально спектакль рассказывает историю «Ивана» из повести Богомолова и фильма Тарковского, но фактически, конечно, это пластический портрет не одного, а многих Иванов, разбросанных по всей нашей огромной стране. Музыку для спектакля написал композитор Ян Круль, как и хореограф-постановщик Владимир Лопаев, также номинирован на «Маску». В спектакле темы детских страхов и ужасов войны сплетены с личными воспоминаниями, а официальная история с памятью тела и семейной историей. Все роли в спектакле исполняют разные поколения семьи Лопаевых.

«Ночной писатель», Санкт-Петербург, БДТ, 5 и 6 апреля
БДТ привозит спектакль, поставленный современным бельгийским художником, режиссером и хореографом Яном Фабром по его «Ночным дневникам». Кому-то сюжет представляется верхом откровенности, кому-то — самолюбования. Фабр, гений провокации, может нравиться и не нравиться, раздражать и восхищать, но не оставляет равнодушным. Актер Андрей Феськов трактует текст иронично, сексуально, остроумно, откровенно-физиологично, интеллектуально. Результат — номинация на личную «Маску». На протяжении всех семидесяти пяти минут, что идет «Ночной писатель», нет ни малейшей потери концентрации зрительского внимания. На сцене идет акт публичного самообнажения, предельно честный и предельно театральный одновременно.

«Фома», Новосибирск, Музыкальный театр, 7 апреля
Музыкальный театр из столицы Сибири привозит в Москву рок-мюзикл по пьесе Константина Рубинского в постановке Филиппа Разенкова, основанный на биографии Юрия Шевчука. На примере истории нашего современника строится повествование об истории страны, разворачивается своеобразный музыкальный комикс о современной жизни.

«Чернобыльская молитва», Воронеж, 10 и 11 апреля
Никитинский театр покажет в Москве, наверное, самую громкую премьеру последнего времени (а громких премьер у этого недавно созданного независимого коллектива. несмотря на молодость и негосударственный статус, немало) — «Чернобыльскую молитву» Дмитрия Егорова. В планах режиссера перенести на сцену весь цикл книг Светланы Алексиевич «Голоса утопии». Сначала были Томск и московская Таганка, потом отмеченное «Маской» «Время секонд-хэнд» в Омске, теперь — Воронеж. Про Чернобыль Егоров и его команда повествуют спокойно, без крика и пафоса, но с огромной внутренней болью. Действие происходит на фоне документальных фильмов 1970-1980-х годов, где люди счастливы и довольны жизнью. Впрочем, молодые герои Алексиевич в исполнении воронежских актеров тоже не выглядят жертвами. Трагические истории они рассказывают без надрыва и наигрыша.

«Наводнение», Улан-Удэ, 13 апреля
Режиссер Сергий Левицкий поставил свое «почти кино в семи главах» по Евгению Замятину в Русском драматическом театре им. Бестужева как киноспектакль. В нем много крупных и средних планов, игры света и тени, монтажных склеек, скрытых смыслов. Но все-таки это театр: происходящий на наших глазах, полный страсти и психологической достоверности, муки и боли. Спектакль Левицкого о любви, но прежде всего о ненависти, о войне, агрессии и невозможности услышать другого. Он мрачный и чертовски красивый (режиссер, как обычно, сам делал сценографию и костюмы, а также подбирал музыку), но при этом болезненный и не лишенный какого-то нездешнего нерва и надрыва. Одним словом, это спектакль для тех, кто ходит в театр не столько за внятными, хорошо рассказанными историями, сколько за сильными переживаниями и чувствами, и предпочитает не думать, но сострадать.

«Я кулак. Я — А-н-н-а», Красноярск, 17 апреля
В финале фестивального марафона зрителей ждет один из самых необычных спектаклей «Маски» — социальный «Я кулак. Я — А-н-н-а» Красноярского театра кукол. Петербургский режиссер Юлия Каландаришвили, выросшая в семье глухих родителей, обратила внимание на драматургическом конкурсе «Ремарка» на пьесу Марты Райцес о девочке с инвалидностью. Будучи режиссером драматического театра, Юлия обратилась в своем спектакле к театру кукольному и использовала в постановке все многообразие возможных жанров и эффектов, от театра теней до проекции и гротеска. Но несмотря на обилие формальных приемов, спектакль о девочке-подростке, которая мучается от неспособности наладить коммуникацию, получился очень живым и человечным. У него сразу три номинации на «Маску», в том числе за работу драматурга.
 

оригинальный адрес статьи