ЗОЛОТАЯ МАСКА - ФЕСТИВАЛЬ И ПРЕМИЯ

Книга Серафима

Электротеатр Станиславский, Москва
Номинации на Премию 2021

Опера / спектакль
работа дирижера (Арина Зверева)
работа режиссера (Александр Белоусов)
работа композитора (Александр Белоусов)
женская роль (Ольга Россини)
мужская роль (Сергей Малинин)
мужская роль (Дмитрий Матвиенко)
по поэме Уильяма Блейка «Книга Тэль» и фрагменту романа Федора Достоевского «Бесы»

Режиссер и композитор: Александр Белоусов
Музыкальный руководитель постановки: Арина Зверева
Ассистент музыкального руководителя и дирижер: Дмитрий Матвиенко
Художник: Ася Мухина Хореограф: Александра Конникова
Художник по свету: Алексей Наумов
Звукорежиссер: Михаил Иванов
Саунд-дизайнер: Олег Макаров
Live electronics: Леонид Именных
Консультант по электронике: Константин Смирнов

Артисты: Ольга Россини, Екатерина Андреева, Дмитрий Матвиенко, Сергей Малинин, Владимир Красов, Светлана Мамрешева, Алена Парфенова, Илона Буль, Елена Быркина, Александра Верхошанская, Алена Кахута, Татьяна Перевалова В записи фонограммы оркестра участвовали: Светлана Безотосная, Михаил Звонников, Анна Звонникова, Филипп Крючков, Денис Кузнецов, Анастасия Кускашева, Мария Лукьяшина

Продолжительность 1 ч. 20 мин.
Возрастная категория 18+
«Книга Тэль» Уильяма Блейка – его первая пророческая поэма. При этом в ней есть связный сюжет, и она была очень близко, адекватно и достойно переведена Бальмонтом на русский язык. Этим текстом хотелось заниматься, естественно, вместе с музыкой. Но написать оперу и поставить спектакль только на основе этого текста оказалось трудно. Тогда я вспомнил о «Бесах» Достоевского, о сцене «У Тихона» – и тогда все сошлось, расширилось текстовое поле, появились связи, которые позволили сочинить композицию.
Познание – это один из ведущих мотивов человечества нового времени. После буржуазных революций и революции мировоззренческой (декартовского переворота) есть уже не просто человек, а субъект. С этого момента страсть к прогрессу, с одной стороны, а, с другой стороны, – к познанию становятся ведущими мотивами движения человека по жизни. И этот спектакль для меня о познании и о страсти к познанию. У Достоевского герой прямо идет к нему, а у Блейка то же познание окутано мистической и романтической образностью.
Александр Белоусов, интервью журналу «Театр»
Структура оперы – три части: пролог на лестнице, действие в Малом зале Электротеатра, а потом – загадочный долгий довесок в дверях, когда публика уже собралась на выход. В этом есть неявная параллель с трехчастной же структурой главы Достоевского, где центральное место занимает исповедальный документ, который готовит к печати грешный Ставрогин, но основные смыслы множатся в заключительном диалоге сторон. А вот просодия – весьма странная, неочевидная, состоящая из скачков и запинок, – словно управляется неким законом, который на сцене нам не является. Вероятно, этот закон и сотворил Серафим, чью дочь Уильям Блейк отправил на опасную землю: Серафим – невидимый демиург этой оперы, которую выпустил Электротеатр Станиславский, не музыкальный по профилю, но обгоняющий по количеству постановок современных опер все оперные театры России.
газета «Ведомости»
На стыке поэзии Блейка и ужасающей прозы Достоевского Белоусов обнаружил особое эстетическое и акустическое пространство бытия. Обращаясь к постижению мира художественными способами, Белоусов не ищет неясного, отражения ради отражения, он наблюдает за тонкостями, пытается увидеть мир более четко, узнать человека в нем и обнаружить глубинные и не всегда видные моменты бытия в человеке.
Сцена представляет собой типичную детскую площадку в российском дворе. Дети играют в классики и скакалки, бабушки на скамейке причитают, а вокруг царит атмосфера упадка и беспросветного будущего. Почти все объекты на сцене подзвучены. Даже пол сцены – это большой и подзвученный пласт металла, эхом разносящийся на периферии музыкальной ткани. Пожалуй, самое большое достижение Белоусова состоит в том, что он с легкостью делает заметным «безмолвное зрительное эхо вещей».

интернет-издание «Ваш досуг»