ЗОЛОТАЯ МАСКА - ФЕСТИВАЛЬ И ПРЕМИЯ

Жизель

Большой театр, Москва
Номинации на Премию 2021

Балет / спектакль
работа балетмейстера-хореографа (Алексей Ратманский)
работа художника (Роберт Пердзиола)
женская роль (Ольга Смирнова)
женская роль (Екатерина Шипулина)
мужская роль (Артемий Беляков)
балет в 2-х действиях

Либретто Теофиля Готье и Жюля-Анри Вернуа де Сен-Жоржа

Хореография: Жан Коралли, Жюль Перро, Мариус Петипа
Хореограф-постановщик: Алексей Ратманский
Художник-постановщик с использованием эскизов Александра Бенуа: Роберт Пердзиола
Художник по свету: Марк Стэнли
Дирижер-постановщик: Павел Клиничев
Ассистент хореографа-постановщика: Татьяна Ратманская

Артисты: Ольга Смирнова, Артемий Беляков, Анна Антропова, Ксения Аверина, Ксения Жиганшина, Бруна Кантанэде Гальянони, Ольга Кишнева, Елизавета Крутелева, Татьяна Тилигузова, Александра Трикоз, Виктория Якушева, Эрик Сволкин, Никита Еликаров, Анна Балукова, Александр Войтюк, Алена Ковалева, Дарья Хохлова, Антонина Чапкина, Елизавета Кокорева, Алексей Путинцев В спектакле принимают участие артисты мимического ансамбля Большого театра и учащиеся Московской государственной академии хореографии.

Продолжительность 2 ч. 25 мин. Возрастная категория 12+
Найти утраченные фрагменты шедевра и поместить их в живой спектакль, а также очистить его от позднейших наслоений – очень увлекательная задача.
«Жизель» возникла на пике мощного художественного течения, и то, что автором сюжета был идеолог французского романтизма поэт Теофиль Готье, дало балету огромную жизненную силу. У него идеальная поэтическая конструкция. Это новая версия, созданная с использованием исторических материалов – нотаций Анри Жюстамана и Николая Сергеева, а также музыкальных партитур, в которые вписаны ремарки с действием.
Алексей Ратманский,
интервью для буклета спектакля
На московской сцене это 15-я «Жизель» за 176 лет, прошедших с первой здешней постановки ноября 1843 года. Ратманский свою постановку называет «новой версией, созданной с использованием исторических материалов». Признает: источников много, они нередко противоречат друг другу. Точно Мичурин от балета, он избрал метод гибридизации, вегетативного сближения. Доверяясь собственным профессионализму, интуиции и вкусу, постарался сложить из разнородных осколков минувшего несколько слов – поэзия, гармония, стиль. Чуткий к смыслу всегда и во всем, стремился вернуть значение обессмысленному долгой амортизацией жесту, оживить некогда яркий и в контексте той или иной эпохи понятный, но со временем затертый язык, подкрепить сюжетную логику логикой пластической драматургии. И, естественно, во главу угла поставить танец. Не демонстрацию виртуозности (хотя виртуозность здесь необходима), не академическую чистоту (хотя без нее здесь и вовсе нечего ловить), а танец, его стихию.
«Независимая газета»
Алексей Ратманский, мировой лидер по части реконструкций (на его счету больше полудюжины старинных балетов, включая «Лебединое озеро» и «Спящую красавицу»), в Москве пошел на компромисс: не стал настойчиво добиваться от солистов аутентичной манеры танцевания – сниженных ног в адажио, вращений на полупальцах, прыжков с подогнутыми коленями. Для него (и как выяснилось, для спектакля) важнее оказалось другое: решительное ускорение темпов, сильно просевших за последние полвека. Скорость движений и легкость звучания музыки изменили не только облик танцев, они обострили эмоциональность артистов и вернули балету динамичный драматизм.
Бесчисленные, большие и маленькие изменения в самой хореографии едва ли заметят обычные зрители, но для балетоманов это настоящее пиршество: и отреставрированное «крестьянское» па-де-де, и вариация с кодой Альберта во втором акте, и рисунки танца пейзан, и бесчисленные фиоритуры, украсившие партию заглавной героини, и фуга второго акта, сочиненная Ратманским взамен безвозвратно утраченной, и потрясающий «крест» из вилис, обнаруженный у Жюстамана и впервые поставленный в России.

газета «Коммерсант»