ЗОЛОТАЯ МАСКА - ФЕСТИВАЛЬ И ПРЕМИЯ
Имре Кальман

Сильва

Театр музыкальной комедии, Екатеринбург
Номинации на Премию 2021

Оперетта-мюзикл / спектакль
работа дирижера (Дмитрий Волосников)
работа режиссера (Дмитрий Белов)
женская роль (Ольга Балашова)
женская роль (Екатерина Мощенко)
мужская роль (Антон Сергеев)
мужская роль (Евгений Толстов)
роль второго плана (Евгений Елпашев)

трансильванское кабаре в 2 действиях

Оригинальное либретто Белы Йенбаха и Леона Штейна
Автор русского либретто: Алексей Иващенко
Сценическая версия и постановка: Дмитрий Белов
Дирижер-постановщик: Дмитрий Волосников
Сценография: Максим Обрезков
Костюмы: Анастасия Шенталинская
Хореография: Наталья Терехова
Хормейстер: Светлана Асуева
Свет: Владимир Коваленко
Звук: Сергей Мещеряков
Аранжировки: творческая команда «MUSICALOGY PRODUCTION» (креативный продюсер Артур Байдо)

Артисты: Павел Дралов, Вадим Желонкин, Надежда Басаргина, Светлана Кочанова, Андрей Опольский, Антон Сергеев, Анастасия Ермолаева, Екатерина Мощенко, Олег Прохоров, Леонид Чугунников, Евгений Толстов, Владимир Фомин, Евгений Елпашев, Алексей Литвиненко, Ольга Балашова, Маргарита Левицкая, Наталья Пичурина, Анатолий Авега, Валерий Фадиев, Любовь Бурлакова, Ольга Култышева, Иван Филоненко, Александр Доронин, Глеб Копысов, Иван Гаранин, Артем Кириллов 

В спектакле использована музыка Имре Кальмана из оперетт «Фиалка Монмартра» и «Фея карнавала».

По соглашению с «Bühnen- und Musikalienverlag Josef Weinberger», Wien Ges.m.b.H.

Спектакль создан при поддержке губернатора Свердловской области

Продолжительность 3 ч.


Возрастная категория 16+
Имре Кальман – блестящий мелодист! Взяв за основу его гениальные шлягеры, мы придумали многочисленные самбы, румбы и даже джазовые импровизации. Темпоритм некоторых номеров у нас вернулся к авторской немецкой сдержанности, дав возможность произносить русский текст с отточенной артикуляцией. И, конечно, оба Grand Finale сделаны как полноценные оперные финалы, с их оркестровой насыщенностью, трагизмом и разнообразием кульминаций. «Сильва» («Королева чардаша»), написанная Кальманом в разгар Первой мировой войны, вернулась к авторскому замыслу – трагической оперетте.
Дмитрий Волосников
Предложение директора театра Михаила Сафронова ставить «Сильву» поначалу посчитал ударом по своей репутации. Для меня эта оперетта, в большинстве ее воплощений, – царица пошлости. Цепляло меня только то, что «Сильва» писалась во времена краха империй. Мы с Алексеем Иващенко, Дмитрием Волосниковым и Артуром Байдо стали искать какие-то отражения этого в музыке и бесчисленных редакциях либретто, искали болевые точки-связи с нами. И как только родными стали горы Трансильвании, приграничной заснеженной родины Сильвы, когда девчонки, вынужденные менять свои имена на клички из-за несоответствия блеску столиц, юный князь, сбежавший от деспотичной матери в армию, вдруг стали для нас живыми, родными и волнующими, мы согласились на эту работу. Так музыка Кальмана стала для нас яростным и искренним документом времени катастроф, раны от которых до сих пор держат людей по разные стороны баррикад. 
Дмитрий Белов

В Екатеринбурге сделано невозможное: заново родилась «Сильва». Та самая, что утопала в перьях и штампах, условная до полной безжизненности и многими уже списанная в тираж как давно ушедшая натура. На материале до дыр заезженной «фрачной» оперетты создана практически другая пьеса, возвращающая нас к истокам «Королевы чардаша» 1915 года и вобравшая в себя музыкальный опыт прошедшего с той поры века. «Сильва» очищена от штампов, помещена в конкретную страну и конкретные исторические обстоятельства, при которых когда-то создавалась. 1914 год, начало Первой мировой войны, предощущение большой беды, все планы рушатся: в Австро-Венгрии всеобщая мобилизация. Любви героев предстоит выдержать испытание не только сословными предрассудками, но и разлукой. Привычно ликующий финал стал драматичен: герои уходят в неизвестность – и это не противоречит музыке, а многократно усиливает ее воздействие. 


«Российская газета»


«Сильва», ожидания: канкан, красотки кабаре, блестки нарядов, фонтан эмоций, кипучее счастье, всепобеждающая любовь. «Сильва», версия Екатеринбургской музкомедии: красотки кабаре, декадентский надрыв, канкан, предчувствие войны, фонтан эмоций, любовь с горьким привкусом расставания. Мелодии Кальмана, даже подернутые флером трагедии, не утратили своего блеска. А история преподнесена совсем иначе, потому что рассказывать ее из сегодняшнего дня без оглядки на эпоху создания оперетты постановщики сочли нечестным. В центре их спектакля по-прежнему оказываются обманутые и превзойденные ожидания, но прошедшее столетие не дает создателям быть легковесными, лишь некоторая драматургическая небрежность новой пьесы наследует обаятельной условности жанра.
Самый красивый номер вечера – «Хэйя!» Сильвы, тоска по неведомому подлинному, в поисках которого заглавная героиня готова колесить по свету, и тоску эту не утоляют ни истерическое веселье кабаретных попоек, ни лихорадочные объятия. Жадное стремление вперед к идеалу логично обрамлено ажурными модернистскими конструкциями вокзала, они же формируют интерьер особняка венских аристократов, воинской гауптвахты, фешенебельной гостиницы и, разумеется, кабаре. Кабаре для героев новой «Сильвы» становится единственно возможным честным проявлением высокого искусства – того самого, которое уже не может быть «лишь для развлеченья».

Татьяна Белова

На странице использованы фотографии Игоря Желнова