ЗОЛОТАЯ МАСКА - ФЕСТИВАЛЬ И ПРЕМИЯ
Георг Фридрих Гендель

Ариодант

Большой театр, Москва
Номинации на Премию 2022

Опера / спектакль
работа дирижера (Джанлука Капуано)
женская роль (Екатерина Воронцова)
мужская роль (Кристоф Дюмо)
опера в 3 действиях «Гиневра, принцесса шотландская»

либретто неизвестного автора по либретто Антонио Сальви

Дирижер-постановщик: Джанлука Капуано
Режиссер-постановщик: Дэвид Олден
Художник-постановщик: Иэн МакНил
Хореограф: Майкл Киган-Долан
Художник по свету: Иэн Джексон-Френч
Оригинальная световая партитура: Вольфганг Гоббель
Главный хормейстер: Валерий Борисов

Артисты: Луиджи де Донато/Хосе Кока Лоса, Альбина Латипова/Анна Аглатова, Паула Муррихи/Екатерина Воронцова, Бернард Рихтер/Константин Артемьев, Екатерина Морозова/Гузель Шарипова, Юрий Миненко/Поль-Антуан Бенос-Джиан, Василий Гафнер

Группа континуо: Петр Кондрашин, Джанлука Капуано, Александра Коренева, Ася Гречищева, Олег Бойко

Соло в оркестре: Александр Калашков, Тарас Жуковский, Артур Арзуманов, Андрей Габелков

Нотный материал предоставлен издательством Alkor-Edition Kassel Gmbh

Совместная постановка Английской национальной оперы и Национальной оперы Уэльса

Продолжительность 4 ч.
Возрастная категория 16+
Как должна вести себя публика на спектакле? Точно так же, как на премьере оперы во времена Генделя – словно она никогда ее не слышала. Может быть, наиболее усердные прочтут либретто. Но главное – слушатели должны отдаваться музыке, позволять ей затрагивать струны своей души, а для этого никакой специальной подготовки не нужно. В эстетике барокко есть специальное слово – «maraviglia». Это такое восхищение, приятное удивление. Это нечто вроде детского удивления, когда дети чем-то поражены. Именно это и должно происходить.
Джанлука Капуано
У Генделя арии могут длиться по восемь-десять минут, и ты видишь целую палитру эмоций, их развитие, наблюдаешь изнутри сложный и непонятный внутренний мир незнакомого человека. Останавливается действие – начинается исследование: психологическое, драматургическое, эмоциональное и музыкальное одновременно. Ты исследуешь состояние героя и положение вещей в конкретный момент.
Арии da capo так потрясающе устроены: поется одна часть, потом другая, потом повторяется первая – но уже на другом уровне. Не внешняя история продолжается, а внутренний эмоциональный нарратив персонажа или ситуации получает новое, более глубокое и детальное развитие. В том и прелесть этого вида музыкальной драматургии, что с первого взгляда она кажется высеченной в камне, а на самом деле – живая и дышит.
Дэвид Олден
Маэстро Джанлука Капуано, перед которым тоже стоит клавесин, по-партнерски переглядывается с континуо, роскошно вольничает с темпами и динамикой, почти свингует, эффектно вытряхивает наружу все пестрое тембровое барочное богатство оркестра, изящно подхватывает солистов на колоратурных виражах и уверенно дотягивается взглядом до далекого хора, отправленного к боковой двери партера.

интернет-издание «Colta»

Сценограф Иэн МакНил устроил на сцене дворцовый зал, тронутый архитектурным тлением и толикой разрухи: люстры частично спущены, и подсвечники стоят прямо на полу, и рамки плафона треснули. А сам плафон с Аполлоном и прочими мифологическими героями – с виду какой-то Тьеполо, но, если присмотреться, – не факт, может нечто по его мотивам.
Аура визуальной хрупкости и непрочности точно коррелирует с режиссерским замыслом на эту же тему. МакНил – и это главное – разделил сцену на две части: нижнюю, где происходит действие, и верхнюю, в виде театрика-портала, из которого по ходу действия исходят эманации подсознательного.
Спектакль Олдена – не о торжестве любви и посрамлении порока, а о тайнах нашей психики. Барочная опера, с ее принципиальными копаниями в переживаниях, идеально подходит для такого анализа.

интернет-издание «ClassicalMusicNews»

На странице использованы фотографии Дамира Юсупова