ЗОЛОТАЯ МАСКА - ФЕСТИВАЛЬ И ПРЕМИЯ
Илья Демуцкий

Чайка

Большой театр, Москва
Номинации на Премию 2022

Балет / спектакль
работа балетмейстера-хореографа (Юрий Посохов)
работа художника по свету (Дэвид Финн)
женская роль (Светлана Захарова)
мужская роль (Владислав Лантратов)
мужская роль (Артем Овчаренко)
балет в 4 действиях

Либретто Александра Молочникова, Ольги Хенкиной по одноименной пьесе Антона Чехова

Хореограф-постановщик: Юрий Посохов
Режиссер-постановщик: Александр Молочников
Сценограф: Том Пай
Художник по костюмам: Эмма Райотт
Художник по свету: Дэвид Финн
Видеопроекция: Сергей Рылко
Дирижер-постановщик: Антон Гришанин

Артисты: Светлана Захарова, Артем Овчаренко, Руслан Скворцов, Мария Виноградова, Александр Водопетов, Анна Тихомирова, Анна Балукова, Артемий Беляков, Вячеслав Лопатин, Якопо Тисси, Юлия Гребенщикова, Дарья Хохлова, Ана Туразашвили, Анастасия Денисова, Марк Орлов, Эрик Сволкин, Данила Хамзин, Фуад Мамедов, Иван Алексеев, Алексей Гайнутдинов, Антон Гайнутдинов, Игорь Горелкин, Дмитрий Дорохов, Никита Капустин, Андрей Кошкин, Григорий Чапаев, Егор Шарков

Соло на гонгах: Александр Юрасов, Иван Кокорин

Соло в оркестре: Михаил Цинман, Арсений Котляревский, Екатерина Гофман, Александр Крылов, Владислав Комиссарчук, Сергей Власов, Дмитрий Плотников, Андрей Ферапонтов, Андрей Иков, Дмитрий Железнов, Сергей Алюдин, Ольга Соколова, Олег Воробьев, Андрей Никулин

В спектакле принимает участие мимический ансамбль Большого театра

Продолжительность 1 ч. 45 мин.
Возрастная категория 12+
По количеству постановок «Чайка» считается второй после «Гамлета» пьесой. Трудно что-то добавить к тому, что у всех на устах: литература, не очерченная ни временем, ни пространством. Мне, честно говоря, страшно. Я сам нахожусь в поиске. Но к «Чайке» я пришел, по-моему, вовремя. Знаете, у каждого художника на полке стоят заветные книги, которым приходит время. 
«Чайка» пропитана балетной образностью: возможна монологичность, возможен диалог. Любой разговор на балетной сцене ведется посредством жеста, объятия, а каким красноречивым может стать один взгляд женщины! Ну, и мужчины тоже.
Юрий Посохов
В хореографии сложно найти место нюансам чеховских реплик, поэтому мы сосредоточились на состоянии героев, образности событий и, конечно, на главной теме. Это противостояние в искусстве в первую очередь. Для меня этот балет – возможность столкновения мощных личностей, чьи взгляды совершенно различны. Что важнее – любовь матери и сына или их творческий конфликт? Страсть и влюбленность или позиция в искусстве? Стоит ли отдавать за это жизнь?
Александр Молочников
Я просто пытаюсь рассказать историю, изложенную в либретто, теми средствами, которыми владею. Передать то подспудное впечатление, которое оставляет пьеса, погрузить в тревожную атмосферу русской провинции, где есть бесконечный поиск себя и какая-то безответность всех поставленных вопросов. Потому что в пьесе, несмотря на постоянные разговоры, объяснения и выяснения, мы в результате остаемся на том же месте, там, где все начиналось. Разве что Треплев застрелился, вот и все, что произошло. А герои – какими они были, такими и остались. Это отражается в музыке. В ней, конечно, есть и развитие, и кульминации, но общее впечатление, которое я хочу передать, главный образ, который мы с Посоховым придумали и который меня вдохновил, – это чайки над морем, бьющиеся о высокий скалистый берег.

Илья Демуцкий

В этой «Чайке» безостановочное течение сценической жизни напоминает полифонию самой пьесы. Тут Тригорин пробует комбинации па, будто делает пометки в блокноте, здесь Нина замерла в охотничьей стойке, не сводя с него разгоревшихся глаз; там Маша, опрокинув невидимую рюмку, таскает с места на место манекен, выступающий в роли Медведенко. Пританцовывает Аркадина, занимается йогой Дорн, таскает на поводке живых овчарок Шамраев, у трактора лениво слоняются подвыпившие селяне, и Костя, перехватив у них ржавый глушитель, крутит его так и эдак, вымучивая свою программно дискомфортную хореографию.
При этом хореография самого Посохова – в целом вполне классичная, однако разная у каждого персонажа, изобретательная в деталях, избегающая балетных «квадратов» (то есть повторения опорных комбинаций), – выглядит чрезвычайно естественной, психологически обоснованной в каждом па, в каждой поддержке.

газета «Коммерсант»

При том, что Юрий Посохов умеет внятно рассказывать истории, внутренний объем его спектакля шире конкретного сюжета. В «Чайке» то и дело мелькают тени других чеховских пьес. Похожая на наваждение, сцена в детской (где Аркадина и Сорин окунаются в воспоминания) отсылает к взаимоотношениям других брата и сестры – Раневской и Гаева, которых гораздо проще представить резвящимися и катающимися на педальных машинках для детей. А большой волчок среди лошадок, мишек, ванек-встанек и прочих игрушек ассоциируется с другим – волчком из «Трех сестер», ставшим знаковым после спектаклей Анатолия Эфроса, Петера Штайна и Георгия Товстоногова.

интернет-издание «Театрал»

На странице использованы фотографии Елены Фетисовой