ЗОЛОТАЯ МАСКА - ФЕСТИВАЛЬ И ПРЕМИЯ

Пресса

16 апреля 2007

Женовач и другие

Юлия Бедерова, Анна Гордеева | Время новостей

Главным триумфатором «Золотой маски» в этом году стал Сергей Женовач - два его спектакля были названы лучшими в драме («Мнимый больной» в Малом театре - «большая форма», «Захудалый род» в женовачской «Студии театрального искусства» - «малая форма»; напомним, «форма» определяется на деле лишь количеством зрителей в зале), и он же получил «Маску» за лучшую режиссуру. Сработал не только талант постановщика (безусловный, умный, точный), но и общемосковская, чуть виноватая любовь к нему: после многих лет скитаний, после выживания с Малой Бронной, от которого театральная общественность не сумела режиссера защитить, Женовач наконец создал с выпускниками своего курса собственный театр. Кроме того, Мария Шашлова, исполняющая в «Захудалом роде» роль Варвары Протазановой, получила спецприз жюри «За тонкость и глубину искусства молодой актрисы».

Еще два драматических спектакля были отмечены публикой (приз зрительских симпатий достался Ленкому, «Пролетая над гнездом кукушки») и критикой (приз прессы получила «Табакерка», «Рассказ о семи повешенных»); в частных номинациях жюри выбрало Евгения Миронова (Порфирий Головлев, МХТ, «Господа Головлевы») и Марию Миронову (Федра, «Федра. Золотой колос» в Театре наций). В «мужском» конкурсе, где соревновались еще восемь артистов (и среди них, например, Александр Абдулов, Василий Бочкарев, Игорь Ясулович), «Масок» явно не хватало, потому Петру Семаку (Лир в МДТ) выдали спецприз «За мощь и полноту самоотдачи». Таким образом, жюри решило, что главные события сезона - и традиционнейшие (как спектакли Женовача), и нахально-экспериментальные (как «Федра» Андрия Жолдака) - были в Москве и Петербурге (додинский «Лир» оказался отмечен еще «Маской» за оформление - уже покойному Давиду Боровскому). Провинция не получила ничего.

Зато отыгралась в балете: лучшим спектаклем названа «Золушка», сделанная в Новосибирске Кириллом Симоновым, - зрелище претенциозное и беспомощное одновременно. Но понятное ветеранам жанра в жюри - нечто похожее могло считаться авангардом году в 73-м. Сегодняшний же день в искусстве для них непонятен и невозможен: в номинации «Современный танец» «Масок» вообще не вручили. В частных номинациях наградили Андрея Иванова (за главную роль в мариинской «Шинели» - творение, тоже ориентированное год этак на 48-й) и Евгению Образцову (за главную роль в мариинской «Ундине», которая, по совести, должна была собрать все призы). В этой ситуации удивительно, что балетмейстерский приз получил Алексей Ратманский - за «Игру в карты» в Большом. Трудно представить, что жюри, вознесшему аляповатую симоновскую «Золушку», понравилась и тонкая работа Ратманского - должно быть, рассудили: «Ну надо же и Большому что-то дать, и так его в опере обидели».

Меж тем решения в разделе «Опера» почти во всем выглядят разумно и достойно, с приличной мерой соломоновой виртуозности и без сенсаций. Из огромных списков номинантов выбраны имена и названия, не вызывающие вопросов. Лучшим спектаклем назван мариинский «Поворот винта» Бриттена в постановке Дэвида Маквикара - спектакль, возможно, и несенсационный с европейской точки зрения, но тонкий, стильный, нервный, прекрасно выстроенный, спетый и сыгранный. Очень хороший и по международным стандартам.

Дальнейшее - соломоновы фиоритуры: премий в частных номинациях «Поворот винта» не заработал. Среди номинантов был еще один очень сильный претендент на всевозможные победы: «Так поступают все женщины» Театра Станиславского и Немировича-Данченко - спектакль чуть более заметного местного кроя, по-домашнему уютный, очаровательный и тоже качественный. К тому же в последнее время Театр Станиславского из-за реконструкции выпал из актуального контекста; работой Александра Тителя ему удалось напомнить о себе. В результате спектакль принес «Маски» режиссеру Тителю, художнику Владимиру Арефьеву и дирижеру Вольфу Горелику, очень постаравшемуся и обошедшему Александра Ведерникова, Феликса Коробова и Роберта Лютера (уфимский «Бал-маскарад»).

В номинации «Лучшая мужская роль» выиграл игривый и хулиганистый Флориан Беш, Папагено из виковской «Волшебной флейты» Большого. Это решение самое ожидаемое. Наиболее спорен выбор лауреатки. Ею стала Татьяна Печникова - прима «Новой оперы» за партию Нормы в спектакле Йосси Виллера и Серджио Морабито. По гамбургскому счету работа Печниковой вокально не на сто процентов безупречна, но достойна, а драматический рисунок выполнен и вовсе прекрасно. С этим спектаклем, сделанным по самым актуальным европейским лекалам, вообще все непросто: на премьерных показах он выглядел очень осмысленно, а потом развалился и обмяк. Но конкурентки Печниковой были почти все равны -- ни Наталья Мурадымова («Так поступают все женщины»), ни Татьяна Павловская («Фальстаф»), ни Екатерина Щербаченко («Война и мир»), не говоря уже о провинциальных номинантках, не переигрывали ее принципиально. Пожалуй, только Ирина Васильева (Гувернантка в «Повороте винта») предлагала другой исполнительский уровень, но бриттеновская опера в большой степени ансамблевая работа, что, возможно, объясняет выбор жюри.

Опереточные «Маски» комментировать сложно - жанр в местном выражении не предполагает безупречности. Лучшим спектаклем стало разом милое и ужасненькое зрелище - «Фигаро» в постановке Дмитрия Белова, которого отметили, наверное, за изобретательный подход к жанру, не заметный ни в «Маугли», ни в слабой постановке «Москва, Черемушки» (Театр Станиславского). «Маска» за лучшую женскую роль досталась Елене Костюковой (Керубино), а за мужскую - Александру Бабенко (Маугли).

Две специальные премии музыкального жюри получили Теодор Курентзис за дирижерскую работу в новосибирской «Золушке» и взвинченно-театральный Максим Аксенов-Герман в челябинской «Пиковой даме» - «За дебют».

«Лучшей новацией» назван «Кетцаль», сделанный существующим на виртуальной границе Петербурга и Дрездена театром «Дерево», а среди кукольных спектаклей - детский «Робин Бобин» питерского театра «Кукольный формат». Художник этого спектакля Анна Викторова тоже получила «Маску»; «Маска» же за лучшую работу актера в кукольном театре досталась Любови Бирюковой («Золоченые лбы», Театр кукол Республики Карелия).

Церемония награждения прошла в «оперном» формате: на сцене сидел оркестр Мариинского театра, сам маэстро Гергиев перемежал маршами и вальсами торжественные речи. «Маска» собрала удивительную коллекцию знаменитостей для вручения наград: счастливчиков одаривали Джон Ноймайер и Кристиан Люпа, Резо Габриадзе и Деклан Донеллан. Никто из мэтров не захотел быть свадебным генералом, каждый произнес речь; лауреаты благодарили своих родственников и коллег. В итоге церемония вышла неповоротливой и массивной - три с половиной часа без антракта, даже не скажешь, что придумал ее Дмитрий Черняков. Оживили сюжет транслировавшиеся на экран мини-интервью номинантов: любопытно было узнать, что Петр Семак в юности хотел быть похожим на Жерара Филиппа, а Кама Гинкас стремился подражать Мейерхольду. При ответе на вопрос, на что они могли бы пойти ради получения заветной роли, девушки как одна принимали гордый вид и отвечали: «Ни на что», - а солист оперетты мгновенно сообщил: «На что угодно». Тем тринадцатая «Маска» и запомнится.


оригинальный адрес статьи