ЗОЛОТАЯ МАСКА - ФЕСТИВАЛЬ И ПРЕМИЯ

Пресса

18 октября 2013

«Золотая маска в Латвии», рецензия №1: Чехов плакалЪ и смеялся

Андрей Шаврей | Интернет-портал Focus.lv

Первым из четырех запланированных на осеннюю сессию «Золотой маски в Латвии» спектаклей стала постановка Ярославского театра имени Федора Волкова. Называется... «Без названия». По Антону Чехову. У него же есть ранняя пьеса без названия. На взгляд FOCUS.LV, отличный спектакль.

Тут все по врачу Чехову – с иронией, где-то с едва уловимым цинизмом, о котором великий писатель говорит устами артистов, с любовью. Герои, собравшиеся на загородную, выражаясь современным языком, тусовку, пьют, мечтают о холодных сливочках из подвала, мечтают о Париже, а тот, кто там уже был, говорит: "Как душно в России!", проклинает барыню и родных, что те не прислали ему денег и вот он вернулся с одной лишь зубочисткой. Актуальненько, кстати.

Ну, еще там и стреляют понарошку, бьют морды, кричат другу другу: «А где обещанное счастье, а?» (будто твое личное счастье зависит прежде всего не от тебя самого) и постоянно пьют, пьют, пьют. Ну, а что еще делать в провинции конца позапрошлого века? Телевизоров и фейсбука же не было!

В общем, пособие для начинающего психиатра. Но умные критики еще полвека назад заметили: «С «Платонова» Чехов только начинается». Да, перед нами сцены человеческой жизни из чеховской пьесы без названия, главным героем которого является Платонов. Умнейший, образованный человек своего времени, оставшийся простым учителем. Почему?

В общем, если очень популярно, то отсылаем всех к фильму «Неоконченная пьеса для механического пианино» Никиты Михалкова, где Платонова играл Александр Калягин. Но то кино, там виртуозно обыграно лишь самое начало безымянной пьесы, а тут – спектакль. Полностью. В трех актах. На четыре часа. Со стрельбой и криками. С отравлениями. Только отравившиеся покойники потом оживают.

Вот я и говорю – со стороны глядя, напоминает милый дурдом на свободе. Да, и все влюблены! Причем, в одного человека. В Платонова (его играет лауреат «Золотой маски» Виталий Кищенко, ну совершенно блестящее исполнение!). Лысого и толстоватого. Причем, женщины разных возрастов и положений, а вот мужчины его или обожают или ненавидят. Почему так? Ну так я ж сказал, телевизоров и фейсбуков не было, больше им делать нечего было. А тут вдруг, посреди Руси великой, такой вдруг ум невиданный.

Ну, не смотреть же на эти прекрасно созданные сценографом березки, когда такие дела и много вина.

Мне кажется, я правильно понял ход мыслей режиссера Евгений Марчелли и более-менее верно описал выше версию его чудесного спектакля. Который весьма и весьма, на мой взгляд, соответствует истинному Чехову. В спектакле нет никаких модных новаторских «закидонов», но вот вам и номинация режиссера на премию «Золотая маска». Как говорил поэт: «Чистейшей прелести чистейший образец». Браво, старейший театр России из Ярославля, который без единой распиаренной звезды взял рижан без боя!


А еще -- полученная «Маска за «Лучший спектакль года, большая форма». Форма действительно большая – четыре часа. Что по нынешним временам много (надо спешить домой, последние новости узнать об американском дефолте, утром рано на работу), а по тогдашним – мало. Мало.

Не скучно, поверьте. Вот время от времени духовой оркестр играл на сцене. В антракте, кстати, тоже.

Пожалуй, единственная «новаторская фишка» -- финал. В Платонова в порыве страсти стреляют, он падает, все склоняются над ним… Тишина. Интересно публике и героям пьесы: жив ли? Ведь все четыре часа это было как бы в шутку. «Умер он», -- говорит герой. И наступает полутемнота. И в сумерках видно через минуту, что герой.. дергается. То ли тот свет, то ли шутка все же? Ружья ж на сцене не было на сцене. Были две канны воды перед началом пьесы, только и всего.

Короче, финал двусмыслен. Не все поняли: так Платонов помер или как? Так имеет режиссер все же право «подколоть» зрителя или нет? Дескать, а вот думайте сами. Или – узнайте у Чехова, открыв его книжечку.

«А как, собственно, у Чехова? Надо узнать будет у первоисточника! У нас Чехов в библиотеке есть?», -- искренне поинтересовалась одна зрительница после спектакля у спутника.

Прекрасны те спектакли по русским классикам, после которых (спектаклей, в смысле) этих классиков хочется читать. Знакомиться с ними впервые, узнавая, так умер или нет? Или перечитывать и плакать, и смеяться.

Ну, а тем, кто Чехова читать не хочет, скажу сразу: Платонов – жив!







оригинальный адрес статьи