ЗОЛОТАЯ МАСКА - ФЕСТИВАЛЬ И ПРЕМИЯ

Пресса

19 октября 2013

«Золотая Маска в Латвии», рецензия №2: Давайте, оставим в покое Олега Палыча…

Андрей Шаврей | Интернет-портал Focus.lv

В театре «Дайлес» представили второй спектакль осенней сессии фестиваля «Золотая маска в Латвии». Им стал «Год, в котором я не родился» Московского театра под управлением легендарного Олега Табакова. И сам Олег Павлович был в главной роли.

С ходу хотелось бы воздать должное Табакову и, чтобы больше не отвлекаться на его личность, порассуждать о самой постановке Константина Богомолова.

Итак, спектакль создан на основе перестроечной пьесы Виктора Розова «Гнездо глухаря», главный персонаж в нем – это Судаков, большая то ли министерская, то ли дипломатическая «шишка». В этой роли и предстал перед нами сейчас патриарх российской сцены, сыгравший спектакль спокойно, с привычными всем нам интонациями. Сдержанно и, можно сказать, аристократически сыграл, за что ему отдельное «Браво!» Учитывая, что мастер чувствовал себя действительно не очень важно (вот и на банкет после спектакля не пришел). Хотя о нездоровье догадаться могли точно единицы.
Гораздо интереснее в данном случае личность режиссера Константина Богомолова, который является одним из лидеров нового режиссерского движения России. Он как раз из тех «наглецов», которые берут классическую пьесу и с удовольствием делают из нее, что желают – вплоть до изменения сюжета и, как видим, названия.

И в этом смысле первая часть спектакля вызвала удивление, поскольку никаких откровенных надругательств над сюжетной линией советского классика Розова мы не наблюдаем. Советская мебель, зеленая лампа, красный диплом с цифрой «60» и – внешнее благополучие советского бонзы, у которого сын Пров (его, кстати, с открытой душой исполняет младший сын Табакова Павел, названный, как и старший сын Табакова), два раза делавшая аборт дочь (вот он, "Год, в который я не родился") и делающий успешную карьеру зять.



В общем, все, кто помнят классический спектакль «Гнездо глухаря» театра Сатиры 1986 года, где в главной роли потрясающе играл Анатолий Папанов, вздрагивать от ужаса не должны. Тут почти все точно так же – под внешне благополучной картинкой скрываются страсти, которые приводят к развалу, казалось бы, тихого семейного гнезда.

Только в данном случае все более камерно (оно и понятно, театр Табакова ведь маленький и удивительно, как они так тихо и камерно сумели сыграть в большом «Дайлес»). И вот только ненавязчивый ход режиссера – лица героев спектакля транслируются в черно-белом изображении на отдельных экранах в вышине авансцены.


На этом, в общем-то, патриархальном фоне органично выглядит «вставной» номер, когда просительница по вопросу сына, знакомая Судакова по 1930-м годам, исполняет «Нас бросала молодость на Кронштадский лед» Эдуарда Багрицкого. Исполнение на фоне опустившегося экрана с изображенным на нем красным стягом. И это – одна из кульминаций первой части спектакля. Исполняла стихи и роль просительницы, кстати, Ольга Барнет, дочь великого советского режиссера – без микрофончиков-усилителей, сильно, от души. Впечатлило по-настоящему. Сразу то время почувствовалось (о времени – ниже).



Кстати, а во второй части спектакля на семь минут на сцену вышла замечательная Роза Хайрулина, звезда фильма «Царь», тут исполнившая роль продавщицы. Тот случай, когда за семь минут она переиграла всех, и Наталью Тенякову (супруга Судакова) и, прости Господи, даже самого Олега Палыча, который скромно молчал в уголке, насупившись (по роли).

А во второй части «фокусы» как раз и начинаются. Напомним, что действие второй части проходит 9 мая 1978 года, в День Победы. И вот на фоне экрана, где изображается парад победы 1945-го, опять начинается революционная песнь-стих о советских победах. Но в определенный момент девушка-пионерка раздевается, танцует нагло топлесс (все это на фоне Сталина-Молотова) и весело убегает. И идет на экране документальная сцена с обдолбанной юной проституткой где-то в Москве. Ну, вот вам и настоящий Богомолов. Я и сам не понял: «А к чему, собственно?»

Классическая версия заканчивается тем, что в семью Судакова приходят очередные иностранные гости и на вопрос как бы между прочим: «Как вы живете?» главный герой пьесы (в исполнении Папанова – со слезами в голосе и на глазах): «Мы живем хорошо». В данном случае финал иной. Никто не приходит. Да и вообще никого из Судаковых нет. Все отметили праздник Победы, все спят. Просто на экране изображение красных маков, надпись, что в 1979-и началась война в Афгане, которая продлилась почти 10 лет (это после сцены-то с парадом победы!). И надпись на экране: «Конец».

Режиссер сделал, судя по всему, черно-белое кино. В театре. Что уже любопытно. Но причем же тут пионерка с топлессом? Ну, не исключено, что той проституткой эта пионерка из 1978-го и стала.

Если классическая версия была о рухнувших семейных устоях, базировавшихся на ложных ценностях, то в данном случае режиссер Богомолов, как мне кажется, снял кино (то есть, создал спектакль) о времени. И о поколениях. Это и его время, ведь он родился в 1975-м. Хотя и точно – не в 1978-м все же.





оригинальный адрес статьи