ЗОЛОТАЯ МАСКА - ФЕСТИВАЛЬ И ПРЕМИЯ

Пресса

20 мая 2022

Три балета и семейные отношения. Как прошел фестиваль «Золотая Маска» в Самаре

Татьяна Грузинцева | Журнал «Сноб»

За всю историю фестиваля «Золотая Маска» его региональная программа приезжала в Самару только однажды, в 2011 году. Спустя 11 лет спектакли, отмеченные премией, вновь показывают в городе на Волге. «Сноб» присоединился к гастролям и поговорил с артистами и режиссерами о театре и музыке, классике и современности, а также о самарской идентичности.

Космос, Шостакович и самарские дворики
Самара (в советское время Куйбышев) стоит на левом берегу Волги. В начале ХХ века это был торговый, купеческий городок, и сегодня в старом центре сохранились двух- и трехэтажные особнячки. Особая гордость горожан — здания в стиле модерн и дворы: похожие на одесские — с внешними крутыми лестницами, и почти питерские «колодцы»; узкие, глухие, длинные с нагромождением сараев и пристроек, и рядом — просторные, засаженные яблонями и вишнями, как у дворянских усадеб. «По самарским дворам можно водить экскурсии», — говорят местные жители.
Но сегодня Самара — это еще и большой промышленный центр. Активное развитие города пришлось на Великую Отечественную, когда Куйбышев стал «запасной столицей» и местом эвакуации для десятка предприятий, в том числе авиационной промышленности. Самарский РКЦ «Прогресс» — один из главных заводов страны по производству ракетно-космического оборудования, а один из брендов города — музей «Самара Космическая».
Тема космоса прослеживается и в архитектуре городского пространства: улицу Льва Толстого венчает здание вокзала (высота со шпилем — 101 метр), построенное в стиле хай-тек из стекла и металла и по форме напоминающее космический корабль. А в конце проспекта Ленина, на площади Козлова, установлена настоящая ракета-носитель. Внутри нее находится Музей космонавтики.
На войну, как ни удивительно, пришелся и культурный бум.  В Куйбышев были эвакуированы иностранные посольства, техническая и творческая интеллигенция, артисты, писатели, композиторы. Именно здесь Дмитрий Шостакович завершал 7-ю «Ленинградскую» симфонию, и первое ее исполнение состоялось 5 марта 1942 года в Самарском (тогда Куйбышевском) театре оперы и балета. Спустя 80 лет, в 2022-м, театр добавил в свое официальное название имя композитора, а балет «Фортепианный концерт» на музыку Шостаковича стал номинантом «Золотой Маски».
В мае театр принял «Золотую Маску» на своей сцене. «Мы счастливы, что региональная программа фестиваля спустя много лет вернулась в Самару, — говорит Сергей Филиппов, гендиректор Самарского академического театра оперы и балета им. Д. Шостаковича. — Тот факт, что “Золотая Маска” проходит на площадке именно нашего театра, позволил привезти не только драматический, но и музыкальный спектакль наших коллег — театра “Урал Опера Балет”. Мы давно знаем этот театр, следим за его успехами и победами, и нам крайне интересно посмотреть на их балетную труппу».

Вариации в балете
Екатеринбургский театр привез в Самару три одноактных балета: «Неаполь», Brahms Party и «Вариации Сальери», показав не только классический танец, к которому самарская публика привыкла, но и неоклассику, соединяющую отточенный академизм и современность.
«Что такое классический или современный танец, сложно сказать. Настолько уже стерты грани, что мне кажется, это не поддается классификации, — говорит художественный руководитель балетной труппы Вячеслав Самодуров. — Имея в основе классику, современный балет экспериментирует с новыми возможностями, с новой эстетикой. И даже классический танец, такой как наш “Неаполь”, артисты танцуют очень современно».
«Вариации Сальери» — знаковый спектакль для «Урал Балета», принесший театру первую известность и первые «Золотые Маски» в 2014 году. В спектакле читается некая ирония по отношению к академическому балету и, возможно, сожаление об ускользающей эпохе академического танца. Есть что-то трагически притягательное в белых точеных фигурках балерин и их огромных черных тенях на красно-кровавом заднике. «Не бывает трагедии без комедии, и наоборот. Мир хорош полнотой ощущений. Мне в этой работе видится и патетика — и бытовое, и ироничное — и высокопарное», — говорит хореограф-постановщик Самодуров.
Балерины — в белоснежных белых пачках, на пуантах, но хореография порой рваная, ломаная. Движения солистов пафосные, академически отточенные  — и вдруг танцовщицу утаскивают за боковые кулисы чуть ли не за ноги.
Все три постановки на первый взгляд бессюжетные. Но, по словам Самодурова, в балете танец важнее.
Почему именно эти спектакли отобрали для гастролей в Самаре, объяснил президент «Золотой Маски» Игорь Костолевский. «Мы всегда исходим из нескольких критериев. Это, во-первых, готовность театров, их техническая оснащенность, и, во-вторых, насмотренность публики, то, насколько она готова воспринимать тот или иной спектакль», — сказал он на пресс-конференции.
Самара к сложным спектаклям оказалась готова во всех отношениях. Сам театр оперы и балета, построенный в 1931 году как дворец культуры, 12 лет назад пережил серьезную реконструкцию, в результате которой обрел вид действительно роскошный, театральный. Интерьеры оформлены в золотом и терракотовом цветах и богато отделаны, самое главное — практически заново отстроенная сцена снабжена теперь новейшим сценическим оборудованием. Теперь театр действительно может себе позволить любые фантазии художников и приезжих коллективов.
Реконструкция театра положительно повлияла и на художественную составляющую. С середины 2010-х спектакли регулярно номинируются на Российскую Национальную театральную премию «Золотая Маска», а в 2021 году театр получил первую в своей истории «Золотую Маску» за работу художника по костюмам в балете «Бахчисарайский фонтан».

Сын и папа — кто старше?
Вторым в программе «Золотой Маски» стал спектакль РАМТа «Сын» по пьесе Флориана Зеллера в постановке Юрия Бутусова. В прошлом году в Самарском театре драмы им. М. Горького ставили «Папу» — вторую пьесу из трилогии Зеллера «Папа. Мама. Сын». И вот теперь публика увидела «Сына» — претендента на «Золотую Маску» 2022 года в семи номинациях.
Исполнитель роли Пьера Александр Девятьяров — лауреат премии за лучшую мужскую роль второго плана, говорит, что этот спектакль — энергетически очень затратный, требующий особого настроя и длительного выхода и роли. «Порой после спектакля я долго сижу в гримерке, долго не ухожу домой, — рассказывает актер. — Именно на этом спектакле я чувствую некую связь со зрителями, колоссальный обмен энергией. Это дает дополнительные силы. Юрий Николаевич Бутусов попросил наш театр, чтобы “Сына” ставили в афишу несколько дней подряд. Казалось бы, тяжело, но, как ни странно, второй спектакль идет еще хлеще».
Театр — искусство синтетическое, и многие актеры при работе над ролью ищут вдохновения в живописи, кинематографе, скульптуре. «Но мой главный проводник в любой спектакль — музыка, — говорит Девятьяров. — Иногда я сам пишу для постановок. Написал музыку к фильму “День мертвых” Виктора Рыжакова. В музеи хожу, к сожалению, нечасто. Но если удается, то мое любимее место — Третьяковка: там каждый раз открываешь что-то новое».
В Самаре мы отправились за вдохновением в галерею современного искусства «Виктория», которая появилась здесь в 2005 году стараниями мецената Леонида Михельсона, председателя правления ПАО «Новатэк» (партнер «Золотой Маски»). В дни региональной программы фестиваля в «Виктории» проходила выставка «После фотографии», где в числе прочего была затронута тема семьи и семейных отношений.
А вечером самарская публика увидела «Сына» — историю подростка, тяжело переживающего развод родителей. Александр Девятьяров — бодрый, подвижный, экспрессивный отец, пытающийся понять своего сына. Евгений Редько (почти вдвое старше своего партнера по сцене) — угловатый, мрачный подросток, еще не умеющий справляться со своим горем. Словно состарившийся раньше времени, понимающий, чувствующий много больше своих молодых родителей.
Спектакль прошел в космических клубах дыма, в космического масштаба декорациях и был сыгран с невероятной актерской энергией. Да, на аплодисментах публика вставала. Впрочем, как всегда на этом спектакле.

Прошлое и будущее театра «СамАрт»
Сегодня в Самаре, городе с населением более миллиона человек, два академических театра — оперы и балета и Театр драмы им. Горького (обладатель двух «Золотых Масок»), областной и городской театры кукол, четыре муниципальных драматических и ТЮЗ «СамАрт». Последний неоднократно номинировался на «Золотую Маску», дважды получал премию, выезжал со спектаклями на «Детский weekend». В 2011 году именно на сценах самарского Театра драмы и «СамАрта» проходили показы спектаклей региональной программы «Золотой Маски».
«В начале 90-х театру дали новое здание — бывший кинотеатр “Тимуровец”, — рассказывает заслуженная актриса России Ольга Агапова. — А потом случилась судьбоносная встреча Сергея Филипповича Соколова, директора театра, с режиссером Адольфом Яковлевичем Шапиро. Шапиро стал нашим куратором, художественным руководителем, привел художника Юрия Харикова, и театр вступил в новую эпоху. Спектакли стал ставить не один главный режиссер со своим стилем, почерком, узнаваемым языком — к нам стали приезжать лучшие режиссеры страны. Мне очень повезло: приехав из Екатеринбурга в Самару по распределению, я застала рождение и расцвет “СамАрта”».
Именно Шапиро в середине 90-х уговорил директора театра сломать классическую сцену-коробку и сделать вместо нее два небольших зала-трансформера. Новый театр-ателье открылся в 1997 году. Его первой постановкой стал спектакль «Бумбараш» (лауреат «Золотой Маски» 1998 года за лучшую работу художника), а после уже не ТЮЗ, а «СамАрт» поехал со спектаклями по стране и дальше — в Англию, Францию, Японию. Больше десяти лет в «СамАрте» играла Роза Хайруллина, правда, первый раз на «Золотую Маску» актриса ездила еще в качестве реквизитора.
Сегодня театр вступает в новый жизненный этап и вновь перестраивается. Четыре года назад была открыта его новая сцена. К «Тимуровцу» пристроили современное театральное здание. Внутри — зрительный зал на 400 мест, телескопические кресла, поворотный круг, плунжера, интерактивные стены и прочая машинерия, обустроенные цеха и гримерки, фантастическое фойе, которое напоминает скорее космический корабль, нежели театральное пространство. А рядом — рушат стены того самого «Тимуровца».
Изначально ломать ничего не собирались, рассказывает директор театра Сергей Соколов, предполагалась только реконструкция. Но строительство нового театра растянулось на 20 лет. За это время здание «Тимуровца» сильно поизносилось — решили сносить. «Вам повезло, вы можете запечатлеть просто исторический момент», — говорит Соколовов. На момент нашего с ним разговора от старого здания осталась одна стена зрительного зала и кусочек фойе.
К 2024 году строительство должно завершиться, и тогда соединятся в единый квартал театральная гостиница, новая и историческая сцены. В Самаре появится многофункциональный фестивальный центр с несколькими сценическими площадками и внутренним театральным двориком. И тогда, по словам Сергея Соколова, театр сможет принять у себя любой фестиваль и самые невероятные постановки.

Региональная программа фестиваля «Золотая Маска» проводится при поддержке Министерства культуры РФ, Правительства Самарской области и лично губернатора Дмитрия Азарова. Генеральные партнеры — Благотворительный фонд Михаила Прохорова и Сбер. Партнер программы фестиваля «Золотая Маска» в Самаре — ПАО «Новатэк».


оригинальный адрес статьи